Category: россия

Просьба о помощи В. С. Непомнящему

Дорогие участники нашего сообщества!

Если вы любите Пушкина, то вам должно быть известно это имя: Валентин Семенович Непомнящий.

Уже несколько лет у В.С. Непомнящего проблемы со здоровьем – депрессия, бессонница, утомляемость - результат напряженной интеллектуальной работы, по мнению врачей. Непомнящий написал однажды, что русский человек по природе склонен работать не за деньги а за идею / «На фоне Пушкина»,1 том/. И сам Валентин Семенович, как представитель этого типа настоящего русского человека, отдавая всю свою жизнь делу русской литературы, не заработал и не накопил на черный день.

Сейчас его семья нуждается в средствах для лечения и медикаментов для Валентина Семеновича. Обращаемся ко всем людям, кому дорога русская культура и соработники ее, помочь материально семье Непомнящего, пожертвовав на их целевой счет любую сумму. Поверьте, это тот случай, когда жертва эта необходима не только его семье, но и всем нам, читающим книги В.С Непомнящнего, питающимися его высокими открытиями литературного и антропологического плана.

Короткая справка: Валенти́н Семёнович Непо́мнящий (род. 9 мая 1934 г., Ленинград) — российский литературовед.

Писатель, доктор филологических наук, заведующий сектором изучения Пушкина , председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы Российской Академии наук (ИМЛИ РАН). Один из ведущих отечественных исследователей творчества Пушкина (первая работа о Пушкине опубликована в 1962 году), автор книг "Поэзия и судьба" (М., 1983, 1987, 1999 ) и "Пушкин . Русская картина мира" (М., 1999; удостоена Государственной премии Российской Федерации).

Для пожертвований:
Карта Сбербанка России: 5336 6900 6562 1700 / владелица карты жена В.С Непомнящего Елена Евгеньевна Непомнящая/

Указать: На лечение Валентина Семеновича Непомнящего


Русские зарисовки-2019.

С 1 по 9 июня сего года мы с семьёй совершили вояж по центру  исторической России, главной целью которого было провести три дня, с 5 по 7 июня,  и особенно — 6 июля, юбилей А.С. Пушкина, в  Костроме и области, в основном, чтобы дети увидели и  прочувствовали места, ставшие Родиной  нескольким поколениям семьи.  Попутно хотелось показать им, да и самим обновить в памяти,  расположенные по пути  красоты, святые и исторические места Отечества.  Поэтому один день отвели на краткое обозрение Москвы, другой — на  Сергиев Посад и Переславль-Залесский, третий — на Ростов Великий и  Ярославль, затем уже упомянутые три дня в Костромском крае, а  возвращались в Петербург  через Вологду и Тихвин.  

1. Москва. 1-я часть.

1. Москва. 2-я часть.

2. Сергиев Посад.

3. Переславль-Залесский. 1 часть.

3. Переславль-Залесский. 2 часть.

4. Ростов Великий. 1 часть.

4. Ростов Великий. 2 часть.

5. Ярославль.

6. Кострома. Часть 1. Усадьба Пушкиных Новинки.

6. Кострома. Часть 2. Усадьба Пушкиных Давыдково.

6. Кострома. Часть 3. Город. 1. Ипатьевская слобода.

6. Кострома. Часть 3. Город. 2. Сердце города.

7. Кукобой.

8. Вологда. Часть 1. Город.

8. Вологда. Часть 2. Спасо-Прилуцкий монастырь.

9. Тихвин. Завершение путешествия.

Пушкин

Нащокинский домик ─ путешествие в Москву

      • Выставка к 60-летию со дня основания Государственного музея А.С. Пушкина в Москве

      "Мой маленький домик", – так Павел Воинович Нащокин называл миниатюрную копию своего московского дома. Его друзья, бывавшие за границей, с восхищением рассказывали о давней европейской традиции создания кукольных домиков. Быть может, и произведения немецкого романтика Э.Т.А. Гофмана побудили Нащокина заказать известным мастерам копии всех предметов его окружавших. Мебель для домика была изготовлена в известной мастерской братьев Гамбс, фарфоровый сервиз – на заводе А. Попова. Особая ценность этих предметов в том, что они являются действующими моделями реальных вещей: можно вскипятить воду в самоваре, на рояле фирмы "Fisher" сыграть с помощью вязальных спиц, на бильярде сыграть партию в "пирамиду".

      Свидетелем создания домика был А.С. Пушкин – друг Нащокина. В письмах к жене из Москвы поэт рассказывал о причуде друга. 8 декабря 1831 года он писал: "Дом его (помнишь?) отделывается; что за подсвечники, что за сервиз! он заказал фортепьяно, на котором играть можно будет пауку, и судно, на котором испразнится разве шпанская муха". Через год Пушкин сообщал Наталье Николаевне: "С Нащокиным вижусь всякий день. У него в домике был пир: подали на стол мышонка в сметане под хреном в виде поросёнка. Жаль, не было гостей. По своей духовной домик этот отказывает он тебе". А 4 мая 1836 года: "Домик Нащокина доведён до совершенства – недостаёт только живых человечиков. Как бы Маша [дочь А.С. Пушкина] им радовалась".

      Но домик так и не был передан семье Пушкиных. Вскоре после смерти поэта Нащокин вынужден был заложить его. Сложно складывалась судьба этой реликвии, которая переходила от одного антиквара к другому. Только спустя полвека его обнаружил и восстановил художник и коллекционер С.А. Галяшкин. Им были устроены выставки: в Академии Наук в 1910 году, затем в московском Литературно-художественном кружке и в Царском селе к 300-летию семьи Романовых в 1913 году.


      программа "Национальное достояние" от 14 октября 2017. Телеканал "Спас ТВ"



      ○ Время проведения выставки: с 4 октября по 3 декабря 2017
      ○ Подробнее ─ pushkinmuseum.ru


Якутский воевода Пушкин, несостоявшееся путешествие поэта в Китай и его замысел книги о Камчатке

Pushkin.jpg

Казалось бы, как связан поэт с Дальним Востоком? Он не посвящал ему стихов и не бывал там лично. Но если тщательно изучить его жизнь, выяснится, что один из предков поэта управлял половиной дальневосточных земель, российский император не отпустил Пушкина в Китай, а сам писатель в последний год жизни готовил «Описание земли Камчатки»


Мотив первый: родственный

Водились Пушкины с царями Из них был славен не один, Когда тягался с поляками Нижегородский мещанин. Среди упомянутых в этом четверостишии предков, «водившихся с царями» в начале XVII столетия, был и дальний родственник поэта — Василий Никитич Пушкин, «стольник» первого монарха из династии Романовых. В феврале 1644 года уже пожилой и многоопытный Василий Пушкин, послуживший к этому времени воеводой в Пронске, Вязьме и Чебоксарах, получил новое назначение — воеводой в Якутск, тогда самый восточный форпост России.

Collapse )

Пушкин: Мысли на дороге. Из наброска «Путешествие из Москвы в Петербург»

Оригинал взят у tanya_mass в Пушкин: Мысли на дороге. Из наброска «Путешествие из Москвы в Петербург»
Просмотреть исходную картинку

"Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны. Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски, и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия.

Никогда не встретите вы в нашем народе того, что французы называют un badaud (ротозей. – Ред.); никогда не заметите в нем ни грубого удивления, ни невежественного презрения к чужому. В России нет человека, который бы не имел своего собственного жилища. Нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу. Этого нет в чужих краях.

Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности. Наш крестьянин опрятен по привычке и по правилу: каждую субботу ходит он в баню; умывается по нескольку раз в день... Судьба крестьянина улучшается со дня на день по мере распространения просвещения... Благосостояние крестьян тесно связано с благосостоянием помещиков; это очевидно для всякого. Конечно: должны еще произойти великие перемены; но не должно торопить времени, и без того уже довольно деятельного
.
Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества..."

А С Пушкин

23 ноября 1831 года в Санкт-Петербурге открылся Румянцевский музей

Граф Николай Петрович Румянцев (1754-1826) - внук сподвижника Петра Великого Александра Ивановича Румянцева, подписавшего трактат о мире со Швецией 1743 г., сын знаменитого полководца времен Екатерины II Петра Александровича Румянцева-Задунайского, одержавшего победу над турецкой армией и заключившего в 1774 г. мир в Кайнарджи. Сам Н.П. Румянцев, известный государственный деятель - дипломат, министр, а в то время - Государственный канцлер России, в 1809 г. заключил Фридрихсгамский мир со Швецией. Эти три важных события символизировала мраморная статуя "Nike" работы скульптора Кановы, которая по заказу канцлера была изготовлена в Италии, долгие годы находилась в доме Н.П. Румянцева в Санкт-Петербурге, а потом, переехав с Румянцевскими коллекциями в Москву, заняла почетное место в Пашковом доме, где расположился Румянцевский музей. Но не случайно на фамильном гербе Румянцевых значилась надпись: "Non solum armis" ("Не только оружием")

Много сделали Румянцевы для славы России и в деле победы "над врагами", и в деле просвещения, процветания наук. В дарованном Румянцевым Екатериной II имении в Гомеле Николай Петрович открывает гимназию. После пожара, уничтожившего большую часть Гомеля, он обустраивает общественный гостинный двор; учреждает стеклянный и кафельный заводы, завод для производства спирта, ткацкую и прядильную фабрики; строит соборную церковь, каменный католический костел и богадельню, помогает сооружению еврейской синагоги; открывает аптеку и проводит через реку Сож мост на сваях. В 1813 г. в Великих Луках на свои средства он строит одну из первых в российской провинции публичную библиотеку.

В 1814 г. Румянцев вышел в отставку c сохранением пожизненно звания Государственный канцлер. Николай Петрович всецело отдается наукам, глубоко изучает историю России, хочет послужить Отечеству на новом поприще мецената и просветителя. Вокруг него сплачивается "ученая дружина" - Румянцевский кружок, ведутся интереснейшие исследования русских документальных памятников, рукописей, первопечатных книг, организуются экспедиции. На научные предприятия им было затрачено более миллиона рублей, и 1/5 этих средств пошла на издание ученых трудов.

Collapse )

книги

Новосиб

Оригинал взят у rubin65 в Новосиб


Александр Проханов
ГОРОД-ЦИВИЛИЗАЦИЯ


     Я только что из Новосибирска. Великий город. Сгусток могучих заводов. На одном из них с восхищением наблюдал, как создаются лучшие в мире фронтовые бомбардировщики СУ-34. На другом, подземном, видел, как собираются длинные, словно чудовищные карандаши, реактивные снаряды для установок залпового огня. На третьем, оптическом, изучал, как складываются наборы волшебных стёкол, и лазерный луч наводит на цель стремительную ракету.
     В Академгородке, среди сосновых боров, создан мощный сплав наук, синтез научных институтов и школ, где собрались лучшие теоретики и фундаменталисты России. Одни учёные объясняли мне тайны гиперзвука, позволяющие создавать летательные аппараты, самолёты и ракеты, не подвластные перехватам. Другие учёные, археологи, рассказывали, как нашли в степях захоронение "Алтайской принцессы" — молодой знатной женщины, несущей тихую весть о древних народах. Третьи учёные, геологи, показывали карты Заполярья, открытые ими месторождения — элементы и руды, по которым тоскует мировая индустрия и которыми изобилует русский север. Четвёртые, философы, делились теориями о грядущих путях России.
     Новосибирск стоит на великой реке, на великой дороге, от него можно дотянуться до полюса, дотянуться до Тихого океана. Новосибирск стремится дотянуться до неба.
     В советское время сюда явились тысячи молодых учёных — знатоки химии, физики, астрономии, ботаники, истории, этнографии. Множество направлений должны были питать друг друга, проникать одно в другое. Готовилась вспышка небывалого знания, новый взгляд на мир и на человечество. Предполагалось, что здесь, в Новосибирске, должен был появиться новый человек — свободный от бремени предшествующих страшных лет, чудовищной войны, гражданских расколов и трат, надрывных трудов и усилий. Этот новый человек сбросит свои ветхие ризы и положит начало новому народу, новому человечеству.
     Это была мечта, о ней говорили, её воспевали, её носили под сердцем. Ей не суждено было сбыться — распалась великая страна, рухнула великая наука, остановилась великая индустрия. Люди отвернулись от неба и погрузились в изнурительные земные труды и заботы. Но в Новосибирске, в этих сосняках, в научных институтах и лабораториях мечта сохранилась, стартовая площадка сбереглась. Новосибирская мечта вновь стала брезжить. Я видел огромный технопарк-инкубатор, состоящий из вновь отстроенных корпусов, фантастических архитектурных сооружений, наполненный лабораториями, исследовательскими центрами. Сюда, в этот инкубатор, съезжаются со всей Сибири талантливые молодые люди, вчерашние студенты, которые в своём научном поиске нащупали авангардные открытия, создали уникальные изобретения. Эти студенческие группы организуют маленькие фирмы, и в инкубаторе им за ничтожную плату предоставляются помещения, приборы, мастерские, где они смогут изготовить свои опытные модели.
     В этих мини-лабораториях, где угнездились малые фирмы, денно и нощно идёт плодотворная работа: создаются приборы, небольшие узлы, программы, которые затем встраиваются в деятельность крупных фирм или могучих предприятий. Этот инновационный центр похож на улей, в котором гудит множество деловитых рачительных пчёл, и в сотах скапливается мёд уникальных изобретений и открытий.
     Здесь гордятся нанотехнологическим центром, в котором усилиями новаторов созданы волшебные технологии. Они превращают хрупкий пластик в изделия прочнее дамасской стали. А изолятор, если в него добавить ускользающе малое количество открытого элемента, этот изолятор превращается в прекрасный проводник.

     В Новосибирске я встречался со множеством замечательных людей, подвижников. Удивительный кружок, в который входят художники, музейные работники, предприниматели и политики. Эти люди случайно обнаружили на окраине Новосибирска, в отдалённом заброшенном туберкулёзном диспансере среди разросшихся кустов и деревьев бюст Пушкина — настоящий шедевр, созданный известным скульптором Верой Штейн, ученицей Родена. Этот Пушкин — строгий, зоркий, задумчивый, глядящий в грядущее, прозревающий в этом грядущем таящиеся опасности и ослепительные взлёты. Ревнители привезли изуродованный, осквернённый вандалами памятник в город. На собственные средства отреставрировали его и теперь готовятся установить по соседству с художественным музеем, совершив в Год литературы дарение родному городу.
     Эта находка напоминает чудесное обретение иконы и трактуется как знак близкого русского возрождения, ибо Пушкин в русской истории то сиял, как солнце в минуты народного торжества, то его вдруг забывали, сбрасывали с корабля современности, и он погружался в сумерки. Теперь в день рождения поэта Новосибирск вновь увидит Пушкина, и ему отдадут воинские почести, его окропят святой водой. На открытие приедут городские мужи, и ученик младшего класса прочитает перед памятником "Клеветникам России".
     Я посетил владыку Тихона, могучего духовидца и ревнителя веры, вокруг которого собралось множество жарких и активных людей — предпринимателей, военных, разведчиков, педагогов, художников. Они сложились в православное братство и являют пример того, что современная Церковь вышла за пределы церковной ограды и проникает в народную жизнь, как свет проникает в сумрачный камень. Это они остановили поползновение либеральных режиссёров-осквернителей поставить на сцене городского театра спектакль, хулящий православные ценности. Это они дают отпор либеральной "культуре осквернения", попыткам либералов превратить Новосибирск в столицу либеральной политики и культуры.
     Замечательный сибиряк Алексей Юрьевич Джулай, успешный предприниматель, строящий на обширных площадках многоэтажное "доступное жильё", помимо своего главного доходного дела увлечён разведением осетров. На берегу Оби он создал свой собственный рыбный завод, где в колбах, в чанах, в прудах и бассейнах выращивает уникальных рыбин, которыми раньше изобиловала Обь. Но после строительства Новосибирской ГЭС осётр почти исчез. И теперь этот рыбовод каждый год выпускает осетровую молодь в реку. Делает это не за деньги, не за награды, а просто по наитию, по любви к этой великой студёной реке, к этим таинственным реликтовым существам. Поздней осенью, незадолго до снегов, тысячи осетров из прибрежного хозяйства уходят в реку. И люди превращают этот осетровый исход в своеобразный обряд. Прощаются с осетрами, дети поют песни, читают стихи, спускают на воду венки из осенних листьев, словно просят у природы прощения за тот урон, что принесли ей люди, восполняют эти траты.
     Новосибирск живёт, громоздится, дышит, осваивает вертикаль, соединяющую небо и землю.