Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дорогие сообщники!

Нашему пушкинскому сообществу в Живом Журнале скоро исполнится 10 лет.

 За это время у нас сложилась особая теплая атмосфера и наработался способ общаться  в комментариях с уважением к собеседнику.

 Прошу всех новеньких принять и пропитаться этой почтительностью к памяти поэта и к своим собеседникам, отказавшись от привычной на просторах инета бесцеремонности.

 Эта теплая дружеская атмосфера  ценна  и сама по себе. Но сложилась она к тому же вокруг имени Пушкин, что накладывает на нас некие обязательства не превращать Пушкинский Дом в место для выражения своих не самых ценных качеств.

 Добавлю, что наше собщество не стремится стать массовым и набрать огромное количество  участников.  Гораздо важнее другая  вещь:  любовь к Пушкину и доброе понимание между участниками.

 Комментарии в обществе могут оставлять отныне только участники Пушкинского дома

 Для вступления в сообщество  нужно ответить на два вопроса:
1. Ваше любимое произведение у  А. С. Пушкина
2 Почему вы хотите вступить в сообщество Пушкинский Дом?

 Дружески: Татьяна МАСС - владелица сообщества

Павел Нащокин - «ума необыкновенного и доброты несказанной»



Павел Воинович Нащокин — представитель старого дворянского рода. В книгах по истории России упоминается Ордын-Нащокин — видный боярин времён первых Романовых — это его двоюродный прадед. Павел Воинович был воспитанником Благородного пансиона при Царскосельском лицее, учился вместе со Львом Пушкиным и там впервые познакомился с Александром Пушкиным.


В зрелые годы Павел Воинович был человеком лёгким, хлебосольным, шумным, дружелюбным, денег не считал, играл в карты по-крупному, из-за чего десять раз становился богачом и десять раз разорялся. При Пушкине был ещё богат или казался таковым; не раз они выручали друг друга с долгами.


После возвращения Пушкина в Москву из Михайловской ссылки почти при всех своих наездах в Москву Пушкин останавливался «у Войныча». Из письма Пушкина к жене в Петербург: «Нащокин занят делами, а дом его такая бестолочь и ералаш, что голова кругом идёт. С утра до вечера у него разные народы: игроки, отставные гусары, студенты, стряпчие, цыганы, шпионы, особенно заимодавцы. Всем вольный вход, всем до него нужда; всякий кричит, курит трубку, обедает, поёт, пляшет; угла нет свободного — что делать?» При этом сам Пушкин как раз чувствовал себя у Нащокина как дома, для него была всегда готова его комната на втором этаже.


И в последний свой приезд в Москву в мае 1836 года Пушкин сразу приехал к Нащокину. На третий день, в отсутствие хозяина, он вынужден был холодно общаться с появившимся там В. А. Соллогубом, с которым находился в ссоре, — дело шло к дуэли. Но вскоре пришёл Нащокин и быстро нашёл нужный тон, нужные слова, чтобы развести потенциальных противников «с честью». Это ключевое слово в дворянском кругу. Дуэльные истории повторялись без счёта, несмотря на все запреты (по закону, начиная с Петра I, уцелевшие противники подлежали смертной казни независимо от причин и обстоятельств дуэли), а при попытках примирения сохранение чести было выше сохранения жизни.


Нащокин как раз обладал способностью разрулить конфликт «с честью» и не мог простить себе, что не удалось это сделать в 1837 году просто потому, что он был «не в курсе». В свой последний приезд в Петербург он тоже останавливался у Пушкиных…


А несколькими годами раньше одобрил и благословил женитьбу Пушкина, был на свадьбе и на предшествующем ей «мальчишнике». Пушкин и венчался во фраке Нащокина, который пришёлся ему как раз впору, поэт считал его счастливым и в нём же потом был похоронен по желанию самой Натальи Николаевны (и к неудовольствию императора, полагавшего, что он должен был предстать перед вечностью в камер-юнкерском мундире). Павел Воинович был крёстным отцом первого сына Пушкина — тоже Александра, а Пушкин крестил дочь Нащокиных.

В свою очередь, когда Нащокин собрался жениться, он попросил одобрения у Пушкина. И тот, увидев невесту, сказал ему: «Не позволяю, а приказываю!» С Верой Александровной в дальнейшем у него была большая дружба и доверие; в Москве мог с ней живо беседовать обо всём часами в ожидании, когда супруг вернётся из Английского клуба (а это было, как и у Онегина, в 4—5 утра).

Collapse )


Альтернативный Евгений Онегин




Вслед за Онегиным появляют­ся Печорин, Томский, Двинский, все по северным рекам; вслед за Ленским идут близкие по звучанию: Ленин (через«ять»), барон Велен, Алинин, вслед за Лариным — Чарин, Гарин, Харин, Комарин. Подражатели состязаются друг с другом в придумывании звучных фамилий, на­пример, Евгений Вельский, Вадим Лельский, Владимир Стрельский, Сергей Зарельский.

Маститые литераторы-современники Пушкина отнеслись к «Евгению Онегину» прохладно, а некоторые даже с осуждением. Критикам не нравился неожиданный переход Пушкина к новым темам (от романтических поэм к роману в стихах), недовольство вызывал непривычный «винегрет» из сцен и событий. Однако у молодых поэтов «Евгений Онегин» имел огромный успех. О том, какие произведения родились под влиянием пушкинского романа, рассказал Иван Никанорович Розанов.

Елена Самокиш-Судовская. Иллюстрация к роману «Евгений Онегин»
Елена Самокиш-Судовская. Иллюстрация к роману «Евгений Онегин»

Начинающие авторы с восторгом приняли литературное новаторство Пушкина — римские цифры при обозначении строф, пропуски от­дельных строк и строф, замена пропущенного точками. Новым был даже заголовок романа — имя и фамилия главного героя.

В подражаниях «Евгению Онегину» главный герой может быть не только молодым дворянином, но и гусаром, и студентом, и чиновником. Причём во многих подражаниях квази-Онегин москвич, а не петербуржец, и больше напоминает Ленского, чем Онегина (а его возлюбленная — Ольгу, а не Татьяну).

Имена героям подражатели выбирали по названиям русских рек, либо созвучные Онегину и Ленскому, либо просто красивые.

Среди подражаний выделяется пародия Александра Полежаева «Сашка». В двадцатом веке её сравнили бы с романами Эдуарда Лимонова, настолько она хулиганская. Пародия начинается так: «Мой дядя человек сердитый», и дальше много подробностей про дядю и его семью.

Так, растянувшись на телеге,
Студент московский размышлял,
Когда в ночном из ней побеге
Он к дяде в Питер поскакал.

Collapse )

"Часть послљдней сосны сломанной / бурей 5-го Јюля 1895 года. / Село Михаиловское.»



В постоянной экспозиции Дома-музея А. С. Пушкина в Михайловском экспонируется одна из реликвий, связанных с именем поэта, – пресс-папье для бумаги. На прямоугольной сосновой доске закреплены две серебряные пластинки с гравированным текстом, заполненным темно-синей эмалью. На верхней пластинке – пушкинские строки:
«На границљ /
Владљній дљдовских, на мљстљ томъ, /
Гдљ въ гору подымается дорога, /
Изрытая дождями, три сосны /
Стоятъ, одна по-одаль, двљ другія /
Другъ к дружкљ близко…».

У нижнего края доски закреплена вторая пластинка с надписью: "Часть послљдней сосны сломанной / бурей 5-го Јюля 1895 года. / Село Михаиловское.».

5 (17) июля 1895 года в Михайловском во время грозы погибла последняя из трех сосен, воспетых поэтом в стихотворении "Вновь я посетил..."
Ю. М. Шокальский (1856 – 1940), внук А. П. Керн, вспоминал: «…весною 1899 года случилось мне быть в деревне и заехать к Григорию Александровичу (…) Перед Михайловским дорога взбирается на небольшую возвышенность, где еще не так давно стояли „три сосны“; из них последнюю я особенно хорошо помню: толстая, слегка наклоненная, со сломанною верхушкою, она долго жила в таком виде, пока в июле 1895 г. ее не сломало окончательно бурею» (Шокальский Ю. М. Григорий Александрович Пушкин: Личные воспоминания. 1906).
Г. А. Пушкин решил сохранить в память об отце часть этой сосны; кроме того, из фрагментов он заказал в мастерской петербургского мастера серебряных и золотых дел М. П. Овчинникова несколько пресс-папье к 100-летнему юбилею со дня рождения А. С. Пушкина. Григорий Александрович подарил их Академии наук, а также различным лицам, в том числе своей родственнице и соседке по имению М. А. Философовой, К. К. Случевскому, Ю. М. Шокальскому, а также своему старшему брату А. А. Пушкину.

Пресс-папье для бумаги
1899 – начало ХХ в.
Мастер М. П. Овчинников, Санкт-Петербург
Сосна, сукно, серебро, эмаль
Пушкинский Заповедник

Отрывок из письма А.С. Пушкина — князю П.А. Вяземскому от начала июля 1825 года



«Думаю что ты уже получил ответ мой на предложения Телеграфа. Если ему нужны стихи мои, то пошли ему что тебе попадется (кроме Онегина), если же мое имя, как сотрудника, то не соглашусь из благородной гордости, т.е. амбиции: Телеграф человек порядочный и честный — но враль и невежда; а вранье и невежество в журнале делится между его издателями; в часть эту входить не намерен. ....К тому же, между нами, брат Лев у меня на руках; от отца ему денег на девок да на шампанское не будет; так пускай Телеграф с ним сделается и дай Бог им обоим разторговаться с моей легкой руки.
...Ты уже думаю, босо-ножка, полощешься в морской лужице, а я наслождаюсь душным запахом смолистых почек березы, под кропильницею Псковскаго неба и жду чтоб Некто повернул сверху кран и золотыя дожди остановились - у нас холодно и грязно - Жду разрешения моей участи».

 Михайловское

Прим.: отрывок из письма публикуется с сохранением авторской орфографии и пунктуации.



О суевериях А.С. Пушкина

Об этом нечасто вспоминают, но великий поэт был суеверен. Вот что писал по этому поводу его друг Владимир Даль. "Пушкин, я думаю, был иногда и в некоторых отношениях суеверен; он говаривал о приметах, которые никогда его не обманывали, и, угадывая глубоким чувством какую-то таинственную, непостижимую для ума связь между разнородными предметами и явлениями, в коих, по-видимому, нет ничего общего, уважал тысячелетнее предание народа, доискивался и в нем смыслу, будучи убежден, что смысл в нем есть и быть должен, если не всегда легко его разгадать".

Поэт никогда не садился за стол, где было 13 человек, не оставался в комнате с тремя свечами (эти приметы предвещали смерть). "Он терпеть не мог подавать и принимать от знакомых руку, в особенности левую, через порог, не выносил ни числа тринадцати за столом, ни просыпанной невзначай на стол соли, ни подачи ему за столом ножа", – вспоминали близкие Пушкину люди.

А. П. Брюллов. Портрет Н. Н. Пушкиной (Гончаровой). Фото: общественное достояниеА. П. Брюллов. Портрет Н. Н. Пушкиной (Гончаровой).

Плохими приметами сопровождалось венчание с Натальей Гончаровой. Упали крест и Евангелие, когда согласно традиции обряда молодые обходили вокруг аналоя. Обручальное кольцо Пушкина упало на ковер, а свеча в руке поэта потухла. Эти обстоятельства встревожили поэта. "Tous les mauvais augures! ("Плохие предзнаменования!", франц.)", – произнес он.

Мистическое предсказание однажды промелькнуло в зеркале – Пушкин увидел Натали с ее вторым мужем офицером Ланским. "Наташа! – позвал он странным сдавленным голосом. – Что это значит? Я ясно вижу тебя, и рядом – так близко! – стоит мужчина, военный… Но не он, не он! Этого я не знаю, никогда не встречал. Средних лет, генерал, темноволосый, черты неправильны, но недурен, стройный, в свитской форме. С какой любовью он на тебя глядит! Да кто же это может быть? Наташа, погляди!" – вспоминала позже Наталья Пушкина.

Друг Павел Нащокин заказал для Пушкина талисман – перстень с бирюзой (камень-оберег от насильственной смерти). По свидетельству секунданта Константина Данзаса, поэт забыл взять кольцо на роковую дуэль. Перед смертью Пушкин подарил перстень Данзасу со словами: "Это от нашего общего друга Нащокина".

В этот день родился Александр Александрович Пушкин (6 /18 июля 1833 – 19 / 31 июля 1914),

В этот день родился Александр Александрович Пушкин (6 /18 июля 1833 – 19 / 31 июля 1914), старший сын А. С. Пушкина.




20 апреля 1834 года Пушкин писал жене:

… Письмо твое послал я тетке, а сам к ней не отнес, потому что репортуюсь больным и боюсь царя встретить… К наследнику являться с поздравлениями и приветствиями не намерен; царствие его впереди; и мне, вероятно, его не видать. Видел я трех царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку; второй меня не жаловал; третий хоть и упек меня в камер-пажи под старость лет, но променять его на четвертого не желаю; от добра добра не ищут. Посмотрим, как-то наш Сашка будет ладить с порфирородным своим тезкой; с моим тезкой я не ладил. Не дай Бог ему идти по моим следам, писать стихи да ссориться с царями! В стихах он отца не перещеголяет, а плетью обуха не перешибет. Теперь полно врать; поговорим о деле; пожалуйста, побереги себя, особенно сначала; не люблю я святой недели в Москве; не слушайся сестер, не таскайся по гуляниям с утра до ночи; не пляши на бале до заутрени. Гуляй умеренно, ложись рано… Сверх того прошу не баловать ни Машку, ни Сашку и, если ты не будешь довольна своей немкой или кормилицей, прошу тотчас прогнать, не совестясь и не церемонясь…

Collapse )

"Хоть малиной не корми, да в Малинники возьми!"

Этот пушкинский рефрен вспоминала в 1847 году в одном из своих писем Анна Николаена Вульф, всю жизнь влюбленная в поэта...

Деревня Малинники находится примерно в 70 км от "Барской усадьбы" и не посетить эти места мы, конечно, не могли...
Каково же было наше разочарование от того, что ничего от поместья А.Н. Вульфа тут не осталось..Только природа, речка Тьма и современный щит-плакат о том, что здесь бывал Пушкин... Но очарование этих мест сохранилось...







Впервые Пушкин появился в Малинниках осенью 1828 года по приглашению Прасковьи Александровны Осиповой, своей тригорской приятельницы...Ну, и думаю, Пушкина привлекали девушки семьи Осиповых-Вульф - старшая дочь Анна, младшая Евпраксия (Зизи) и падчерца Осиповой, Алина... Анна вообще была безответно влюблена в Пушкина и так и не вышла замуж, в Зизи был одно время сильно влюблен Алесксандр Сергеевич и даже ей посвятил строки в "Евгении Онегине", ну а Алину шуточно умолял сжалиться над собой и притвориться влюбленной в него в известных стихах "Признание" (Я вас люблю, — хоть я бешусь...).
"Малинниковская осень" оказалась для поэта плодотворной - «Посвящение» к только что законченной поэме «Полтава», VII глава романа «Евгений Онегин», «Анчар», стихотворение «Чернь» («Поэт и толпа»), «Ответ Катенину», «Ответ А.И. Готовцевой», стихи «Цветок», «В прохладе сладостной фонтанов…», «Как быстро в поле, вкруг открытом…», «Ворон к ворону летит», «Лищинский околел…» (эпиграмма), набросана одна из главок повести «Гости съезжались на дачу…»...
Collapse )

О "Гениии чистой красоты"

Для русского человека строчка "гений чистой красоты" как часть культурного кода, как проверка на русскость...


Все знают что это Пушкин, что это из "Я помню чудное мгновенье..." и что стихотворение посвящено Анне Петровне Керн...

Но оказывается строчку "гений чистой красоты" Пушкин позаимствовал у Жуковского из его поэтического перевода романтической повести ирландского поэта Томаса Мура "Лалла-Рук"...

Ах! не с нами обитает
Гений чистой красоты;
Лишь порой он навещает
Нас с небесной красоты



В прижизненных изданиях Пушкин выделял эту строчку курсивом, что по обычаям того времени значило, что речь идет о цитате... Позже эту практику почему-то прекратили и только литературоведы помнили, что это была не пушкинская поэтическая находка...

И есть еще одна тайна стихотворения "Я помню чудное мгновение..." Некоторые исследователи считают (и довольно аргументировано), что это стихотворение посвящено не Анне Керн, а императрице Елизавете Алексеевне, жене императора российского Александра I, в которую Пушкин был тайно влюблен с тех пор, когда впервые увидел ее 19 октября 1811 года на открытии Царскосельского лицея...




Меня, кстати, всегда смущало, что с одной стороны есть вот этот шедевр любовной лирики, посвященной Керн, а с другой стороны в письмах к друзьям Пушкин за глаза называл Анну «вавилонской блудницей» и «дурой», писал о своей близости с ней, не стесняясь в выражениях... Как-то это не укладывалось у меня в голове. Ну никак нельзя "гения чистой красоты" называть "вавилонской блудницей" и "дурой" считал я...
И вот исследовательница творчества Пушкина Кира Викторова, знимавшаяся его архивами и письмами более 30 лет, выдвинула версию, что это знаменитое стихотворение посвящено вовсе не Керн... Викторова считает, что пушкинисты невнимательно читали в частности и воспоминания Керн ...
«На другой день я должна была ехать вместе с сестрой Анной Вульф. Пушкин пришел утром и принес мне экземпляр главы «Онегина». В неразрезанных листах я нашла вчетверо сложенный почтовый лист бумаги со стихами «Я помню чудное мгновенье». Когда я собралась спрятать поэтический подарок в шкатулку, он долго на меня смотрел, потом судорожно выхватил его и не хотел отдавать, насилу выпросила».
Т.е. Пушкин ей вовсе не дарил автограф стихотворения...
Ну и дальше в своем исследовании Викторова, подробно анализируя письма, автографы Пушкина и его творчество приходит к выводу, что адресатом многих стихотворений и в частности этого была императрица Елизавета Алексеевна...
По мне так эта версия более симпатична, чем прежняя...
То, что я начитался про Керн, про ее любовные похождения не с Пушкиным (судя по письмам поэта он всего один раз в 1827 году побывал в ее объятиях), ну никак не позволяют и мне поверить, что поэт действительно считал ее "гением чистой красоты..."

Источник: https://stroganov.livejournal.com/146300.html