Category: литература

Просьба о помощи В. С. Непомнящему

Дорогие участники нашего сообщества!

Если вы любите Пушкина, то вам должно быть известно это имя: Валентин Семенович Непомнящий.

Уже несколько лет у В.С. Непомнящего проблемы со здоровьем – депрессия, бессонница, утомляемость - результат напряженной интеллектуальной работы, по мнению врачей. Непомнящий написал однажды, что русский человек по природе склонен работать не за деньги а за идею / «На фоне Пушкина»,1 том/. И сам Валентин Семенович, как представитель этого типа настоящего русского человека, отдавая всю свою жизнь делу русской литературы, не заработал и не накопил на черный день.

Сейчас его семья нуждается в средствах для лечения и медикаментов для Валентина Семеновича. Обращаемся ко всем людям, кому дорога русская культура и соработники ее, помочь материально семье Непомнящего, пожертвовав на их целевой счет любую сумму. Поверьте, это тот случай, когда жертва эта необходима не только его семье, но и всем нам, читающим книги В.С Непомнящнего, питающимися его высокими открытиями литературного и антропологического плана.

Короткая справка: Валенти́н Семёнович Непо́мнящий (род. 9 мая 1934 г., Ленинград) — российский литературовед.

Писатель, доктор филологических наук, заведующий сектором изучения Пушкина , председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы Российской Академии наук (ИМЛИ РАН). Один из ведущих отечественных исследователей творчества Пушкина (первая работа о Пушкине опубликована в 1962 году), автор книг "Поэзия и судьба" (М., 1983, 1987, 1999 ) и "Пушкин . Русская картина мира" (М., 1999; удостоена Государственной премии Российской Федерации).

Для пожертвований:
Карта Сбербанка России: 5336 6900 6562 1700 / владелица карты жена В.С Непомнящего Елена Евгеньевна Непомнящая/

Указать: На лечение Валентина Семеновича Непомнящего


Прадед поэта.

С_с

Ах, жена, как хорошо, что ты папа

Как спокойно, хоть и очень бедно, жил старик со своею старухой у самого синего моря ровно тридцать лет и три года.
Пока не поймал неводом золотую рыбку...
Сколько всего тогда пожелала неуёмная старуха!

Правда, как начала с корыта («наше - то совсем раскололось»), так корытом и кончила,
пройдя в своих желаниях - избу - столбовую дворянку - вольную царицу - владычицу морскую.

А вот в черновом варианте у Пушкина между вольной царицей и владычицей морскою был ещё эпизод:
вздорная старуха желала стать римскою папой и становилась!
Потом Пушкин этот эпизод выбросил, перенеся сказку в реалии славянской жизни.

     Collapse )

После лекций Валентина Семеновича слушать Диму Быкова невозможно

На днях прочитала интервью с Андреем Кончаловским. На вопрос, что вы читаете или смотрите сегодня, этот, несомненно, умный человек ответил:  слушаю лекции от профессионалов об экономике, истории.  Прекрасные о литературе Димы Быкова.

Я полезла в интернет послушать лекции Димы Быкова... Нашла его лекции о Пушкине...Это авторское видение выпускника журфака МГУ. Я сама там училась, только годами позже Быкова, этот авантюризм в обращении со знаниями мне знаком...

Пришла в голову простая мысль:  А может быть, Андрей Кончаловский просто никогда не слышал пушкинских циклов В.С Непомнящего?

Понятно, что нельзя всю жизнь слушать только Непомнящего, но в том то и беда, что такого уровня пушкиниста пока еще нет. А после лекций Валентина Семеновича слушать Диму Быкова невозможно

Лица минувших эпох. Пушкины. 18-19 в.в.

На этот раз обратимся к портретам представителей рода, живших в 18-м и первой половине 19 века. Эти портреты объединяет то, что все  они хранились у потомков по Костромской линии в усадьбах Новинки и Давыдково Костромской губернии, и были переданы частью в Пушкинский музей в Санкт-Петербурге из усадьбы Новинки Евгенией Львовной Пушкиной в 1914 г., а частью в Институт русской литературы (Пушкинский дом) в тогдашнем Ленинграде Сергеем Львовичем Пушкиным в 1946 году.

 Алексей Федорович Пушкин (1717–1777), участвовавший в Русско-турецкой войне 1735–39, в т. ч. во взятии Очакова (1737) и Хотина (1739), капитан в отставке (с 1746),  прадед Александра Сергеевича Пушкина по материнской линии,  с 1742 был женат на Сарре Юрьевне Ржевской (1717-1801), дочери  нижегородского вице-губернатора  Юрия Алексеевича Ржевского (1674 – 1729) и его жены Екатерины Никифоровны, рожденной Плещеевой (1680 – между 1732 и 1741). Ржевские были потомками одной из смоленских ветвей Рюриковичей. Кстати, столь нечастые ныне ветхозаветные имена среди русских  дворян и иных сословий  18 века не были редкостью и свидетельствовали лишь о начитанности родителей в Библии.

Сарра Юрьевна Пушкина, рождённая Ржевская (1717-1801)
Сарра Юрьевна Пушкина, рождённая Ржевская (1717-1801)
Collapse )
С_с

Да, Татьяны именины в субботу.. Велели звать...

Вот и совпали мы с Александром Сергеевичем.
Вот и у нас, как и в «Онегине» - тоже в субботу будут Татьянины именины, которые Пушкин называет весёлым праздником.
Хотя и на именинах всякое бывает.
Тот же Пушкин, например, именно на этом весёлом празднике так устроил,
что два задушевных друга доигрались до дуэли с летальным исходом...

А в детской (казалось бы) сказке, на именинах Мухи Мухи Цокотухи разыгралась кровавая драма с захватом заложницы,
последующим отрубанием злодейской головы и такой разгульной свадьбой в финале,
что такому сюжету сам Тарантино мог бы позавидовать, а заодно и Коппола - со всеми его крёстными отцами вместе взятыми...

     Collapse )

Лица минувших эпох. Пушкины


Лев Александрович Пушкин (1816-1888), троюродный брат поэта, его троюродные племянники  Анатолий Львович Пушкин (1846-1903), сын брата поэта Льва Сергеевича, и Лев Николаевич Павлищев (1834-1915), сын сестры поэта Ольги Сергеевны.

Фото 1870-х годов. (Из семейного архива)

ветка

Памятник Пушкину в Риме

Установлен в 2000 году в парке виллы Боргезе.
Скульптор Юрий Григорьевич Орехов (1927-2001).

На постаменте выбиты строчки из стихотворения Пушкина:

Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,

Где море тёплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;
Где вечный лавр и кипарис
На воле гордо разрослись;
Где пел Торквато величавый;
Где и теперь во мгле ночной
Адриатической волной
Повторены его октавы;
Где Рафаэль живописал;
Где в наши дни резец Кановы
Послушный мрамор оживлял,
И Байрон, мученик суровый,
Страдал, любил и проклинал?
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Волшебный край, волшебный край,
Страна высоких вдохновений
. . .


Collapse )
Karantin

Небольшое эссе о романе А.С.Пушкина "Евгений Онегин"

Роман Пушкина  актуален в наши дни. Его герои и образы живут в пространстве русского менталитета, они вполне реальны, поскольку  влияют на нашу повседневную жизнь и вызывают сильные эмоции.  Амбиции Онегина, гибель Ленского, неразделённая любовь юной Татьяны - это все про нас, про наше время. Сейчас, в декабре 2019 года забавно читать о том, как Онегин проводил в Петербурге свои дни в декабре 1819 года,  пировал с Кавериным у Талона, как танцевала для него Истомина. Так много в бытовом отношении и так мало по сути изменилось с тех пор. Стараниями пушкинистов Онегин за двести лет своей литературной жизни проделал большой путь от великосветского (прошу прощения за это слово - дань уважения Лотману, больше не повторится) лоботряса до декабриста и сейчас медленно возвращается обратно. Он вместе с нами переболел большевизмом и частично выздоровел, как и многие. Не так давно Пушкин сделался православным поэтом, не исключено, что такая же участь ждет и Онегина. В этом нет ничего плохого - в Мироздании все живое развивается как положено, так почему бы и А.С. Пушкину с мосье Онегиным не поучаствовать в нынешнем обращении к Православию? Похоже, этот роман живет своей самостоятельной жизнью рядом с нами и еще неоднократно удивит нас, ведь далеко не все его глубины разгаданы.
Важнейшей композиционной особенностью романа является фрагментарность повествования. Между временем начала и окончания действия по внутренней хронологии лежат несколько лет и далеко не о обо всех важных событиях, которые произошли в этот промежуток времени сообщается читателю. Иными словами, повествование не является непрерывным, по авторскому замыслу оно построено таким образом, что несколько лет повествовательного времени оказываются скрыты от читателя.  Следует в высшей степени серьезно отнестись к заявлению автора о том, что события  романа выверены по календарю. Строгая внутренняя хронология романа, задуманная автором не допускает двоякого толкования, поэтому все хронологические вехи,  временные метки, указанные автором следует принимать безоговорочно.  Недопустимо подменять вопрос о возрасте персонажей, когда возраст указан автором, рассуждениями о том, сколько лет могло быть персонажам в типичном для своего времени случае. В анализе этого романа абсолютно неприемлемы как стереотипы, так и произвольные домыслы.
Канву повествования создают две сюжетные линии – Онегина и Татьяны. Сюжетная линия Онегина состоит из трех фрагментов: Первый фрагмент включает все события до дуэли с Ленским.  Отъезд из деревни в путешествие начинает второй фрагмент, представленный собственноручными стихами Онегина в виде путевых заметок «Отрывки из путешествия Онегина». Третий фрагмент открывается посещением Онегиным раута в Петербурге, где он снова встречает Татьяну и продолжается до конца повествования в восьмой главе. Три фрагмента сюжетной линии Татьяны соответствуют знакомству с Онегиным и событиям до дуэли, посещению его кабинета с последующим отъездом в Москву, и наконец, петербургскому периоду в аристократических кругах столицы. Особого внимания и разбора заслуживает промежуток времени между первыми двумя фрагментами – между дуэлью и отъездом Онегина из деревни. Поскольку сюжетные линии Татьяны и Онегина связаны здесь между собой, произвольное допущение о том, что Онегин в возрасте 26 лет сразу же после дуэли покинул деревню приводит к катастрофическим последствиям не только в понимании внутренней хронологии романа и его важных дат, но и к  непониманию того, как и в какие сроки происходило взросление Татьяны. Образ Татьяны в итоге не развивается, утрачивает динамику. Фрагментарность повествования позволила Пушкину создать иллюзию непрерывности действия между дуэлью и отъездом Онегина, а восстановление хронологии романа без прямых авторских указаний представляет собой одну из многочисленных головоломок, предлагаемых автором внимательному читателю.  
Важно отметить, что автор, предложивший читателю интеллектуальную игру по распутыванию сюжетных линий и хронологической последовательности событий, ни разу не бросает своего читателя одного в решении этих трудных задач. С помощью автора читатель становится в существенной степени соавтором романа и именно от него зависит, как глубоко ему удастся проникнуть в авторский замысел и какой сюжет он в итоге получит. Автор при этом не скрывает своих замыслов, но требует активной работы читателя, предлагая ему необходимые подсказки. Одной из главных подсказок к основному авторскому замыслу является пролог – стихотворение «Разговор книгопродавца с поэтом», которое в первом издании первой главы романа сверстано с общей разбивкой по страницам – пагинацией. В классическом театре Прологом назывался специальный актер, который в начале представления выходил к рампе и сообщал зрителям в художественной форме основную идею театральной постановки. Считая «Разговор книгопродавца с поэтом» прологом к «Евгению Онегину», можно рассматривать его основную фразу: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать» главной идеей романа. Пользуясь подсказкой пролога, следует предположить, что основная идея романа – рассказ о том, как Онегин купил рукопись Пушкина и нанял его в качестве своего «литературного негра», литературного редактора и наставника с тем, чтобы написать роман о себе, а также научиться у него мастерству стихосложения в процессе совместного творчества, и что из этого в итоге получилось.
Одной из ключевых особенностей композиции  является  повествование, которое идет одновременно от лица двух рассказчиков. Онегин выступает в повествовании не только как действующее лицо, но и как один из повествователей. Другой рассказчик – условный Пушкин, выступает здесь не только в качестве  автора «рыбы», шаблонного текста  для Онегина, но является одновременно и одним из действующих персонажей романа, поскольку его отношения с Онегиным в совместном творчестве формируют главную сюжетную линию произведения.
«Евгений Онегин» - произведение для двух голосов. Вся первая глава романа, начиная с самой первой строфы, построена на сопоставлении речевых стилей рассказчиков. Александр Сергеевич здесь буквально навязывает читателю идею двух повествователей, во-первых, предлагая одновременно две перспективы описываемых событий – от первого лица, от Онегина и от третьего лица – от рассказчика-Пушкина. Во-вторых, настроение, стиль повествования и суждения рассказчиков в первой главе поданы автором в противопоставлении, они резко контрастируют друг с другом. Скрытая, она же главная сюжетная линия отношений рассказчиков, сквозная тема, определяющая основное содержание всего произведения и его композицию,  формируется не тем, что сообщается рассказчиками читателю об Онегине и Татьяне, а тем, как это делается.  Отношения рассказчиков, точнее, крах их отношений в совместной работе, полное фиаско Онегина как поэта-графомана, неспособного к самостоятельному творчеству, определяют основную идею романа, выраженную в классической теме «Моцарта и Сальери». Полной аналогией убийства Моцарта в романе являются стихи рассказчика-Пушкина, испорченные Онегиным, - им произведена замена текста поэта с ухудшениями и выброшены целые строфы. Роман неоднороден по стилю, его ритм и настроение подвержены резким перепадам, поэтому повествование создает впечатление «лоскутного одеяла» - результат попытки соединить несоединяемое – гений Пушкина и графоманство Онегина. Роман требует от читателя хорошего слуха и независимости суждений, но вместе с тем он самодостаточен, предназначен самой широкой аудитории и не предполагает наличия филологического образования с ученой степенью или специальных знаний о нравах и быте девятнадцатого века, выходящих за рамки общеизвестных, и уж тем более, обращения к личной переписке автора.
Повествование является многоуровневым. Открытый уровень о несложившихся отношениях Онегина и Татьяны проработан в мельчайших деталях, и даже не особенно вникая в подробности повествования читатель получит на этом уровне огромное удовольствие. Читателю, который желает подняться выше, предстоит приложить некоторые усилия. Прежде всего, от него требуется способность на слух отличать хорошие, талантливые стихи Пушкина от стилизации, созданной им для языка графомана Онегина. Здесь было бы также неплохо освободиться от стереотипа о том, что из-под пера Александра Сергеевича не могло выйти ничего посредственного. Читатель, который услышит голос Онегина, многое узнает о его характере и мыслях. При всех фантастических перспективах, которые открываются перед читателем на этом уровне, главное и наиболее ценное открытие все еще ждет его впереди. Ключ для выхода на высший уровень повествования, рассказ о том, как это сделать, дан читателю в самом тексте - авторский замысел станет понятен тем, кто сможет повторить то, что сделала Татьяна, обнаружившая пометки Онегина на полях прочитанных им книг. Читателю предстоит не только найти текст Онегина в отдельных главах, но и проследить, как угасал его творческий порыв, как страдала его психика, как осознание Онегиным собственной несостоятельности в качестве поэта заставило его портить стихи Пушкина.  Онегин – уникальный персонаж литературного произведения, единственный в своем роде, волей и гением автора наделенный способностью портить стихи о себе.
Тема «Моцарта и Сальери» – стержень и главная неизменная идея произведения, объединяющая разнородные по стилю и настроению главы «Онегина» в единое целое. Это центр кристаллизации всей громады романа, благодаря которому гениальные поэтические взлеты, соседствующие с демонстративно поданными беспомощными строфами и с безумными рифмами вроде «утеса-черкеса» или «слилось-отозвалось», зияющие пустотой пропуски в тексте, спокойные лирические отступления и редкие по накалу страсти эпизоды повествования обретают композиционное единство. «Евгений Онегин» – наш непонятый и недооцененный шедевр, поскольку немногие произведения мировой литературы могут сравниться по глубине замысла и мастерству исполнения с «Онегиным».