Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Просьба о помощи В. С. Непомнящему

Дорогие участники нашего сообщества!

Если вы любите Пушкина, то вам должно быть известно это имя: Валентин Семенович Непомнящий.

Уже несколько лет у В.С. Непомнящего проблемы со здоровьем – депрессия, бессонница, утомляемость - результат напряженной интеллектуальной работы, по мнению врачей. Непомнящий написал однажды, что русский человек по природе склонен работать не за деньги а за идею / «На фоне Пушкина»,1 том/. И сам Валентин Семенович, как представитель этого типа настоящего русского человека, отдавая всю свою жизнь делу русской литературы, не заработал и не накопил на черный день.

Сейчас его семья нуждается в средствах для лечения и медикаментов для Валентина Семеновича. Обращаемся ко всем людям, кому дорога русская культура и соработники ее, помочь материально семье Непомнящего, пожертвовав на их целевой счет любую сумму. Поверьте, это тот случай, когда жертва эта необходима не только его семье, но и всем нам, читающим книги В.С Непомнящнего, питающимися его высокими открытиями литературного и антропологического плана.

Короткая справка: Валенти́н Семёнович Непо́мнящий (род. 9 мая 1934 г., Ленинград) — российский литературовед.

Писатель, доктор филологических наук, заведующий сектором изучения Пушкина , председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы Российской Академии наук (ИМЛИ РАН). Один из ведущих отечественных исследователей творчества Пушкина (первая работа о Пушкине опубликована в 1962 году), автор книг "Поэзия и судьба" (М., 1983, 1987, 1999 ) и "Пушкин . Русская картина мира" (М., 1999; удостоена Государственной премии Российской Федерации).

Для пожертвований:
Карта Сбербанка России: 5336 6900 6562 1700 / владелица карты жена В.С Непомнящего Елена Евгеньевна Непомнящая/

Указать: На лечение Валентина Семеновича Непомнящего


Вышка_светит

Штрихи к портрету


Первое полное издание переписки князя Петра Андреевича Вяземского (1792 — 1878) с Эрнестиной Федоровной Тютчевой (урожд. Пфеффель, 1810 — 1894), второй женой Федора Ивановича Тютчева — оригинальных французских текстов и их перевода — прежде всего замечательный памятник эпистолярной культуры, ориентированной прежде всего на образцы XVIII столетия — непринужденного общения, сообщения новостей в переплетении с краткими остроумными заметками, игрой слов и мыслей.
В этом смысле разве что уступкой требованиям времени или, быть может, следствием ложных представлений об этих требованиях, с учетом того, что книга вышла тиражом в 300 экземпляров, хоть и рассчитанная, как говорит издательская аннотация, на «широкий круг читателей» — может служить настойчивое указание на первостепенный интерес этой переписки с точки зрения характеристики отсутствующего собеседника, Федора Ивановича Тютчева, и его отношений с Эрнестиной Федоровной. И для того, и для другого предметов любопытства собранные в издании письма дают, и правда, немало сведений — но, право, интерес к Вяземскому и к тому, кто был на протяжении изрядного срока, в 1849 — 1854 гг., одним из основных его корреспондентов, вполне самодостаточен.
Разумеется, это переписка людей «своего времени», продолжающих длить его в то время, когда преобладающие в шуме времени уже сделались иными. Вяземский предстает уже обломком былого — в письмах 1850-х сравнивает собеседницу с мадам де Савиньи, припоминает по ассоциации романы Лафонтена или, откликаясь на смерть Николая I, сразу же вспоминает кончину его брата в Таганроге — часть его собственной, личной памяти. Собственно, это заставляет вновь вспомнить о сосуществовании во времени разных пластов культуры — тот мир франкоязычной дворянской культуры, который вытесняется из публичного пространства уже в 1820 — 1830-е годы и постепенно уходит из эпистолярия новых поколений, во многом принадлежащих той же среде, рожденных в 1810 — 1820-х годах — вполне продолжает существовать в придворном обиходе, в общении как обломков прежних поколений, так и новых — из тех, кто ориентирован на это, ранее синонимичное «хорошему», общество — тогда как голос времени звучит уже совсем иначе (равно как позднейшая толстовская проза уже зазвучит в переписке современников второй половины 1840-х гг.).
...


Полностью: https://regnum.ru/news/2592367.html
ветка

Проект памятника для Парижа

1998 год, бронза
Скульптор Юрий Григорьевич Орехов (1927-2001)

«Есть у меня еще один Пушкин, он поедет в Париж. Мне бы хотелось, чтобы он стоял на набережной Сены у русского Александровского моста. Там вдоль Сены тянется реденький сквер. С одной стороны сквера стоит бурделевский Мицкевич, а противоположная сторона пустая. И было бы очень хорошо тематически поставить Пушкина именно там. И места достаточно, и подходов к нему много, и памятник мог бы там очень удачно смотреться. Как будто он вышел из коляски, шагнул к Сене и остановился, а река тихо движется, а машины все снуют, снуют мимо… А он стоит и смотрит.»


Collapse )
С_с
  • a_i_z

Как Фаддея Булгарина пушкинский жук разочаровал...

Пушкин писал «Евгения Онегина» больше 7 лет и печатал роман по главам.
Первая глава была опубликована в 1825 году.
Её опубликовали практически все литературные альманахи тех времён,в том числе газета «Северная пчела»,
во главе которой стоял Ф.В. Булгарин (романист, фельетонист, автор нравоучительных очерков, успешный издатель).

Сначала это была вполне себе либеральная газета, в которой печатались Пушкин, декабрист Кондратий Рылеев, Ф.Н. Глинка.
Но после восстания декабристов газета резко меняет свои взгляды,
а Булгарин всё чаще выступает с критикой литераторов пушкинского круга,
часто это было просто сведением личных счётов, потому что Булгарину тоже доставалось,
эпиграммы на него не писал только ленивый.

Вот карикатура неизвестного художника на Булгарина (предп. 1829-1830гг) с подписью-

Что если этот нос крапиву нюхать станет? Крапива, кажется, завянет!

           

         Collapse )
ветка

«Домик в Коломне» в иллюстрациях В.А. Фаворского, 1929 г.

Ну, женские и мужеские слоги!
Благословясь, попробуем: слушай!
Равняйтеся, вытягивайте ноги
И по три в ряд в октаву заезжай!
Не бойтесь, мы не будем слишком строги;
Держись вольней и только не плошай,
А там уже привыкнем, слава богу,
И выедем на ровную дорогу.


Collapse )