Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Просьба о помощи В. С. Непомнящему

Дорогие участники нашего сообщества!

Если вы любите Пушкина, то вам должно быть известно это имя: Валентин Семенович Непомнящий.

Уже несколько лет у В.С. Непомнящего проблемы со здоровьем – депрессия, бессонница, утомляемость - результат напряженной интеллектуальной работы, по мнению врачей. Непомнящий написал однажды, что русский человек по природе склонен работать не за деньги а за идею / «На фоне Пушкина»,1 том/. И сам Валентин Семенович, как представитель этого типа настоящего русского человека, отдавая всю свою жизнь делу русской литературы, не заработал и не накопил на черный день.

Сейчас его семья нуждается в средствах для лечения и медикаментов для Валентина Семеновича. Обращаемся ко всем людям, кому дорога русская культура и соработники ее, помочь материально семье Непомнящего, пожертвовав на их целевой счет любую сумму. Поверьте, это тот случай, когда жертва эта необходима не только его семье, но и всем нам, читающим книги В.С Непомнящнего, питающимися его высокими открытиями литературного и антропологического плана.

Короткая справка: Валенти́н Семёнович Непо́мнящий (род. 9 мая 1934 г., Ленинград) — российский литературовед.

Писатель, доктор филологических наук, заведующий сектором изучения Пушкина , председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы Российской Академии наук (ИМЛИ РАН). Один из ведущих отечественных исследователей творчества Пушкина (первая работа о Пушкине опубликована в 1962 году), автор книг "Поэзия и судьба" (М., 1983, 1987, 1999 ) и "Пушкин . Русская картина мира" (М., 1999; удостоена Государственной премии Российской Федерации).

Для пожертвований:
Карта Сбербанка России: 5336 6900 6562 1700 / владелица карты жена В.С Непомнящего Елена Евгеньевна Непомнящая/

Указать: На лечение Валентина Семеновича Непомнящего


С_с
  • a_i_z

Папенька очень плох, или Литературные няни в произведениях Пушкина

У Пушкина две главных литературных няни.
А реальная - Арина Родионовна - была прототипом и няни в «Онегине», и няни в «Дубровском».
Об этом сам Пушкин напишет в декабре 1824 года в письме к Дмитрию Шварцу, чиновнику канцелярии в Одессе –
«вечером слушаю сказки моей няни, оригинала няни Татьяны;
вы, кажется, раз её видели, она единственная моя подруга - и с нею только мне не скучно».

А ещё с реальной няней можно было и выпить (литературным няням было не до того, надо было разгребать проблемы своих подопечных).
Правда, о том, что у Пушкина звучит вполне безобидно -
«Выпьем, добрая подружка бедной юности моей, - Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей...»,-
Владимир Набоков сообщает, не расшаркиваясь - Арина Родионовна пивала.
О чём он напишет в «Других берегах».
«В экономках у нас числилась бывшая няня матери...
Про Бову она мне не рассказывала, но и не пила, как пивала Арина Родионовна...»

Возможно, что Набоков основывался ещё и на свидетельствах друга Пушкина поэта Николая Языкова,
который больше месяца гостил летом 1826 года у Пушкина в Михайловском и который вспоминал,
как Арина Родионовна «бражничала с ними».
«Мы пировали... Шумней удалая пирушка. Садись-ка, добрая старушка, И с нами бражничать давай!»
(а было доброй старушке в ту пору под 70 годков).
Ну, это так, к слову, а то образ Арины Родионовны порой делают слишком сусальным...

    Collapse )

Анна Ахматова "Пушкин и дети"

Хотя Пушкин сам меньше всего представлял себя «детским писателем», как теперь принято выражаться (когда Пушкина попросили написать что-нибудь для детей, он пришел в ярость…); хотя его сказки вовсе не созданы для детей, и знаменитое вступление к «Руслану» тоже не обращено к детскому воображению, этим произведениям волею судеб было предназначено сыграть роль моста между величайшим гением России и детьми.

Все мы бесчисленное количество раз слышали от трехлетних исполнителей «кота ученого» и «ткачиху с поварихой» и видели, как палец ребенка тянулся к портрету в детской книге, и это называлось — «дядя Пушкин».

«Конька-Горбунка» Ершова тоже все знают и любят. Однако я никогда не слышала «дядя Ершов».

Нет и не было ни одной говорящей по-русски семьи, где дети могли бы вспомнить, когда они в первый раз слышали это имя и видели этот портрет. Стихи Пушкина дарили детям русский язык в самом совершенном его великолепии, язык, который они, может быть, никогда больше не услышат и на котором никогда не будут говорить, но который все равно будет при них, как вечная драгоценность.

В 1937 г. в юбилейные дни соответственная комиссия постановила снять памятник Пушкину в темноватом сквере, поставленный в той части города, которая еще не существовала в пушкинское время, на Пушкинской улице в Ленинграде. Послали грузовой кран — вообще все, что полагается в таких случаях. Но произошло нечто беспримерное: дети, игравшие в сквере вокруг памятника, подняли такой рев, что пришлось позвонить куда следует и спросить, как быть. Ответили: «Оставьте им памятник», — грузовик уехал пустой.

Можно с полной уверенностью сказать, что у доброй половины этих малышей уже не было в то тяжелое время пап (а у многих и мам), но охранять Пушкина они считали своей священной обязанностью.

1965

Юнна Мориц "И почему крестьянин, торжествуя, Зимой на дровнях обновляет путь"

Цветаева не кончилась в петле,
И Мандельштам не кончился в Гулаге,
И это – не метафора в котле
С бульоном утешительной отваги.

Державин, Пушкин, Лермонтов и Блок
Не кончились, и в полном смысле живы.
Не жди, что кончится словарь страниц и строк,
Чьи струны – органические жилы.

Не жди, что кончится в тулупе тот ямщик
На облучке, и колокольчик – дар Валдая,
И что с кувшином охтенка спешит,
Чтоб кончиться, деменцией страдая!

И в грязь лицом, учитель, не ударь:
Когда слова старинные нередки,
Учи детей заглядывать в словарь,
Где никогда не кончатся их предки!

А дровни – это сани, не забудь, -
Для дров!..Отведай силу слов живую
И почему крестьянин, торжествуя,
Зимой на дровнях обновляет путь.

И в каждом слове зажигай фонарь,
Когда слова старинные нередки, -
Таким путём с детьми гуляй в словарь,
Где никогда не кончатся их предки!



"Этим платком ты должен будешь вытирать слезы несчастным, сиротам, вдовам и всем обиженным"

В день рождения Императора Николая I был издан указ об учреждении самостоятельного корпуса жандармов с назначением шефом жандармов Александра Xристофоровича Бенкендорфа. Несколько дней спустя было образовано III отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии, которое должно было сосредоточить в своих руках все дела политической полиции. Главной задачей III отделения провозглашались охрана существующих порядков и пресечение попыток изменить самодержавный строй.
Кроме того, оно должно было бороться против злоупотреблений, защищать слабых от притеснений сильных и, по словам Бенкендорфа, "вытирать слезы несчастных, всегда оставаясь на страже закона".
В ответ на вопрос Бенкендорфа, какие инструкции Николай I может ему дать при вступлении в новую должность, Император вынул из кармана платок, протянул его Бенкендорфу и сказал: "Вот тебе инструкция. Этим платком ты должен будешь вытирать слезы несчастным, сиротам, вдовам и всем обиженным".

NickolayI.jpg

Михаил Задорнов на свои деньги установил памятник няне Пушкина под Петербургом

Артист принял такое решение, побывав однажды в Воскресенском селе.

Задорнов на свои деньги установил памятник няне Пушкина под Петербургом
Фото: facebook.com/dsherikh

В селе Воскресенское Гатчинского района Ленинградской области установлен памятник няне Пушкина. Выяснилось, что в свое время скульптура появилась здесь по инициативе скончавшегося 10 ноября Михаила Задорнова, сообщил главный редактор газеты «Санкт-Петербургские Ведомости» Дмитрий Шерих на своей странице Facebook.

По словам журналиста, юморист не только выступил с идеей монумента Арине Родионовне, но и оплатил все расходы, связанные с изготовлением и установкой памятника.

— Лично для меня сегодня этот памятник — самая главная память о Михаиле Задорнове. Светлая память, — написал Шерих на своей странице в соцсети.

Цитата из письма А.С. Пушкина Наталье Николаевне

В 1835 г. А.С Пушкин
посетил Михайловское.




    25 сентября 1835 г. Пушкин пишет жене из Тригорского: «Вообрази, что до сих пор не написал ни одной строчки; а все потому, что не спокоен. В Михайловском нашел я все по-старому, кроме того, что нет уж в нем няни моей и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую досадно мне смотреть, как иногда досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых уже не пляшу. Но делать нечего; все кругом меня говорит, что я старею, иногда даже чистым русским языком.
     Например, вчера мне встретилась знакомая баба, которой не мог я не сказать, что она переменилась. А она мне: да и ты, мой кормилец, состарелся, да и подурнел. Хотя могу я сказать вместе с покойной няней моей: хорош никогда не был, а молод был. Все это не беда; одна беда: не замечай ты, мой друг, того, что я слишком замечаю»