Category: дети

Просьба о помощи В. С. Непомнящему

Дорогие участники нашего сообщества!

Если вы любите Пушкина, то вам должно быть известно это имя: Валентин Семенович Непомнящий.

Уже несколько лет у В.С. Непомнящего проблемы со здоровьем – депрессия, бессонница, утомляемость - результат напряженной интеллектуальной работы, по мнению врачей. Непомнящий написал однажды, что русский человек по природе склонен работать не за деньги а за идею / «На фоне Пушкина»,1 том/. И сам Валентин Семенович, как представитель этого типа настоящего русского человека, отдавая всю свою жизнь делу русской литературы, не заработал и не накопил на черный день.

Сейчас его семья нуждается в средствах для лечения и медикаментов для Валентина Семеновича. Обращаемся ко всем людям, кому дорога русская культура и соработники ее, помочь материально семье Непомнящего, пожертвовав на их целевой счет любую сумму. Поверьте, это тот случай, когда жертва эта необходима не только его семье, но и всем нам, читающим книги В.С Непомнящнего, питающимися его высокими открытиями литературного и антропологического плана.

Короткая справка: Валенти́н Семёнович Непо́мнящий (род. 9 мая 1934 г., Ленинград) — российский литературовед.

Писатель, доктор филологических наук, заведующий сектором изучения Пушкина , председатель Пушкинской комиссии Института мировой литературы Российской Академии наук (ИМЛИ РАН). Один из ведущих отечественных исследователей творчества Пушкина (первая работа о Пушкине опубликована в 1962 году), автор книг "Поэзия и судьба" (М., 1983, 1987, 1999 ) и "Пушкин . Русская картина мира" (М., 1999; удостоена Государственной премии Российской Федерации).

Для пожертвований:
Карта Сбербанка России: 5336 6900 6562 1700 / владелица карты жена В.С Непомнящего Елена Евгеньевна Непомнящая/

Указать: На лечение Валентина Семеновича Непомнящего


"Этим платком ты должен будешь вытирать слезы несчастным, сиротам, вдовам и всем обиженным"

В день рождения Императора Николая I был издан указ об учреждении самостоятельного корпуса жандармов с назначением шефом жандармов Александра Xристофоровича Бенкендорфа. Несколько дней спустя было образовано III отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии, которое должно было сосредоточить в своих руках все дела политической полиции. Главной задачей III отделения провозглашались охрана существующих порядков и пресечение попыток изменить самодержавный строй.
Кроме того, оно должно было бороться против злоупотреблений, защищать слабых от притеснений сильных и, по словам Бенкендорфа, "вытирать слезы несчастных, всегда оставаясь на страже закона".
В ответ на вопрос Бенкендорфа, какие инструкции Николай I может ему дать при вступлении в новую должность, Император вынул из кармана платок, протянул его Бенкендорфу и сказал: "Вот тебе инструкция. Этим платком ты должен будешь вытирать слезы несчастным, сиротам, вдовам и всем обиженным".

NickolayI.jpg

Михаил Задорнов на свои деньги установил памятник няне Пушкина под Петербургом

Артист принял такое решение, побывав однажды в Воскресенском селе.

Задорнов на свои деньги установил памятник няне Пушкина под Петербургом
Фото: facebook.com/dsherikh

В селе Воскресенское Гатчинского района Ленинградской области установлен памятник няне Пушкина. Выяснилось, что в свое время скульптура появилась здесь по инициативе скончавшегося 10 ноября Михаила Задорнова, сообщил главный редактор газеты «Санкт-Петербургские Ведомости» Дмитрий Шерих на своей странице Facebook.

По словам журналиста, юморист не только выступил с идеей монумента Арине Родионовне, но и оплатил все расходы, связанные с изготовлением и установкой памятника.

— Лично для меня сегодня этот памятник — самая главная память о Михаиле Задорнове. Светлая память, — написал Шерих на своей странице в соцсети.

Цитата из письма А.С. Пушкина Наталье Николаевне

В 1835 г. А.С Пушкин
посетил Михайловское.




    25 сентября 1835 г. Пушкин пишет жене из Тригорского: «Вообрази, что до сих пор не написал ни одной строчки; а все потому, что не спокоен. В Михайловском нашел я все по-старому, кроме того, что нет уж в нем няни моей и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую досадно мне смотреть, как иногда досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых уже не пляшу. Но делать нечего; все кругом меня говорит, что я старею, иногда даже чистым русским языком.
     Например, вчера мне встретилась знакомая баба, которой не мог я не сказать, что она переменилась. А она мне: да и ты, мой кормилец, состарелся, да и подурнел. Хотя могу я сказать вместе с покойной няней моей: хорош никогда не был, а молод был. Все это не беда; одна беда: не замечай ты, мой друг, того, что я слишком замечаю»

Как Пушкин со станционным смотрителем породнился

По следам одного открытия к 180-летию со дня гибели А.С. Пушкина

История почтовой станции в деревни Выра Гатчинского района, в которой находится замечательный музей «Домик станционного смотрителя», неразрывно связана с именем Александра Сергеевича Пушкина. Сколько раз поэт проезжал через деревеньку Выру по старинному почтовому тракту! С большой уверенностью можно предположить, что именно здесь жили литературные герои его знаменитой повести «Станционный смотритель», написанной поэтом в болдинскую осень 1830 года. Поиск прототипов литературных героев этого пушкинского произведения занятие увлекательнейшее. Местное предание, передающиеся из поколения в поколение гласит, что именно здесь на Вырской станции в пушкинское время служил вдовий смотритель с дочкой - красавицей и помощницей, которой очень гордился. Но однажды проезжий гусар, сраженный красотой девушки, без благословения отца увез ее в столицу. Не перенес смотритель этой утраты, погоревал да помер. Похоронили его на кладбище в соседнем селе Рождествене, да вот беда, затерялась со временем его могила...

Офицер в санях и будочник. 1820. Литография А. Орловского
Офицер в санях и будочник. 1820. Литография А. Орловского

Collapse )

Пушкина после Пушкина

Оригинал взят у tanya_mass в Пушкина после Пушкина

Ложь и правда о знаменитой «женщине без сердца»

Суд человеческий редко бывает справедлив. На наши суждения налипает, как мусор, шелуха нашего собственного несовершенства. Своим промахам и ошибкам мы находим массу объяснений, а вот других судим «по всей строгости»… Но расхожие, подкрепленные цитатами представления о Наталье Гончаровой-Пушкиной не просто искажены — они, что называется, справедливы «с точностью до наоборот». Погружаясь в материал, с недоумением читая ядовитые рассуждения о ней и прислушиваясь к немногим ее собственным тихим словам, дошедшим до нас, я всё больше изумлялся. На языке крутилось неуместное, казалось бы, слово: святость.

Когда наступает осень, каждый пейзаж за окном, каждый желтый лист отзываются в памяти пушкинской строчкой. Вот сумел же человек свои индивидуальные особенности навязать целой нации! Ему, видите ли, в октябре легче дышалось… А мы теперь обречены двести лет бормотать открытые им формулы, которые со стопроцентной точностью описывают эти дни.

В числе прочих бесценных даров Пушкин оставил нам в наследство дар дружбы. Он так заразительно выражал свою симпатию, так искренне восхищался своими знакомыми, чье имя известно нам лишь благодаря соседству с его именем, — что мы унаследовали его «список контактов» вместе с его пометками: нескладный Кюхля (Кюхельбекер) и меланхоличный Дельвиг, остроумный Плетнев и простодушный Нащокин, все такие симпатичные, вечно юные, веселые… готовые герои литературных анекдотов!

Точно так же «некритично» мы приняли на веру тот образ его жены, который возникает между строк писем Пушкина, в многочис­ленных байках современников и особенно современниц, наблюдавших за семейной жизнью поэта, скажем так, не совсем беспристрастно. Легкий тон, который Пушкин считал подходящим для эпистолярного общения с любимой женщиной, породил снисходительное, а то и пренебрежительное отношение к уму и душевным качествам Натальи Гончаровой. Самое комплиментарное, что мы можем найти в письмах поэта, звучит как издевательство: «Ты — баба умная и добрая», — пишет ей муж. Это она-то — «баба», с ее осиной талией, виртуозной игрой на фортепиано и безупречным аристократизмом манер!

Collapse )




Арина Родионовна (1758-1828)

Арина Родионовна Няня Пушкина, Арина Родионовна Яковлева, родилась 10 (21) апреля 1758 года в деревне Суйда (ныне - село Воскресенское), а точнее - в полуверсте от Суйды, в деревне Лампово Копорского уезда Петербургской губернии. Мать ее, Лукерья Кириллова, и отец, Родион Яковлев, были крепостными, имели семерых детей. Арина было ее домашнее имя, а подлинное - Ирина или Иринья. Как крепостная крестьянка няня фамилии не имела. В документах (ревизские сказки, метрические церковные книги и т.д.) она названа по отцу - Родионовой, а в быту - Родионовной. Родионовной ее именовали уже под старость, как это делается иногда в деревнях. Сам Пушкин ни единого раза не назвал ее по имени, а в письмах писал "няня". В литературе она именуется чаще как Арина Родионовна, без фамилии, либо, реже, под фамилией Яковлева. В одной из поздних публикаций говорится: "Появление в современной литературе о няне А.С. Пушкина фамилии Яковлева, будто бы ей принадлежавшей, ничем не обосновано. Никто из современников поэта Яковлевой ее не называл". Однако, это вопрос спорный, ведь детей называют по отцу, а фамилия ее отца - Яковлев. Иногда, кстати, ее называли также Арина Матвеева - по мужу.

Ребенком она числилась крепостной подпоручика лейб-гвардии Семеновского полка графа Федора Алексеевича Апраксина. В 1759 году Суйду и прилегающие деревни с людьми купил у Апраксина прадед А.С. Пушкина - А.П. Ганнибал. В 1781 году Арина вышла замуж за крестьянина Федора Матвеева (1756-1801), и ей разрешили переехать к мужу в село Кобрино, что неподалеку от Гатчины. Жили они бедно, в хозяйстве не было даже скотины, понятно, почему Арина попросилась в няни. В 1792 году она была взята бабкой Пушкина Марией Алексеевной Ганнибал в качестве няни для племянника Алексея, сына брата Михаила, а уже в 1795 году Мария Алексеевна дарит Арине Родионовне за безупречную службу отдельную избу в Кобрине. 20 декабря 1797 года у М.А. Ганнибал родилась внучка Ольга (старшая сестра поэта). После ее рождения Арина Родионовна была взята в семью Пушкиных, сменив на этом посту свою родственницу или однофамилицу Ульяну Яковлеву. Арина была кормилицей сестры поэта, няней Пушкина и его брата, вынянчила она и Ольгу, и Александра, и Льва.

Вскоре после рождения дочери Сергей Львович вышел в отставку и переехал с семьей в Москву, где жили его мать, брат и другие родственники. Арина, как кормилица и няня Ольги Сергеевны, уехала вместе с ними. Из церковной записи известно: "в Москве в 1799 году, мая 26-го дня, в день Вознесения" родился у Пушкиных сын Александр. Вскоре Мария Алексеевна решила также перебраться в Москву. В 1800 году она продала Кобрино с людьми, а в 1804 году купила Захарово под Москвой. Арину с семьей и домом, в котором они жили, бабушка исключила из запродажной. Очевидно, Мария Алексеевна договорилась с новыми владельцами, что в этой избе останутся жить на неопределенное время муж и дети Арины Родионовны. Таким образом, няня и ее дети в любое время могли найти приют в родной деревне, что всегда было мечтой каждого крестьянина.

Collapse )

Здравствуй, племя младое, незнакомое!

Оригинал взят у zoyae в Здравствуй, племя младое, незнакомое!
Вчера вернулась из поездки в Пушкинские горы.
Ненадолго заезжала во Псков и Псково-Печерский монастырь.
Свои любительские фотографии выложу немного позднее.

Находясь под впечатлением от увиденного и услышанного, от реального присутствия самого поэта в этих святых для каждого русского человека местах, поздно вечером пробежала немного по интернету, почитала про те события, что произошли в мое отсутствие.

Футбол; митинги протеста против спокойной, мирной и сытой( для 99% демонстрантов) жизни; обыск в квартире Собчак; изъятые, нажитые ею честным трудом, миллионы; по ссылке своих друзей заглянула в ЖЖ диакона Кураева, который в какой уже раз пытается свои неудачные интервью свалить на головы журналистов и т.д....

Какими мелкими и суетными показались мне все эти события, которые НИЧЕГО не приносят сердцу человека. " Пышность эта — постыдной жизни мишура"...
И каким Божиим даром нужно обладать, чтобы уметь возвышать свою душу над тем, что в жизни нашей роли не сыграет.


...Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провел
Изгнанником два года незаметных.
Уж десять лет ушло с тех пор - и много
Переменилось в жизни для меня,
И сам, покорный общему закону,
Переменился я - но здесь опять
Минувшее меня объемлет живо,
И, кажется, вечор еще бродил
Я в этих рощах.

Вот опальный домик,
Где жил я с бедной нянею моей.
Уже старушки нет - уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжелых,
Ни кропотливого ее дозора.

Вот холм лесистый, над которым часто
Я сиживал недвижим - и глядел
На озеро, воспоминая с грустью
Иные берега, иные волны...
Меж нив златых и пажитей зеленых
Оно синея стелется широко;
Через его неведомые воды
Плывет рыбак и тянет за собой
Убогой невод. По брегам отлогим
Рассеяны деревни - там за ними
Скривилась мельница, насилу крылья
Ворочая при ветре...

На границе
Владений дедовских, на месте том,
Где в гору подымается дорога,
Изрытая дождями, три сосны
Стоят - одна поодаль, две другие
Друг к дружке близко,- здесь, когда их мимо
Я проезжал верхом при свете лунном,
Знакомым шумом шорох их вершин
Меня приветствовал. По той дороге
Теперь поехал я, и пред собою
Увидел их опять. Они всё те же,
Всё тот же их, знакомый уху шорох -
Но около корней их устарелых
(Где некогда всё было пусто, голо)
Теперь младая роща разрослась,
Зеленая семья; кусты теснятся
Под сенью их как дети. А вдали
Стоит один угрюмый их товарищ
Как старый холостяк, и вкруг него
По-прежнему всё пусто.

Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего. Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
1835