Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Пушкины. История рода

/Статья написана в 2017 г./

"Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие."
А.С. Пушкин.

День  6 июня так или иначе не оставляет равнодушными многих и многих из тех,  для кого русский язык является родным, а фамилия Пушкин - знакомой с  детства.

Род Пушкиных ведёт своё начало от некоего Ратши,  явившегося в Новгород Великий на службу, как гласят родословные, "из  немец", будучи сам "из рода королей словенских", в первой половине или  середине 12 века. Более точно о нём ничего не известно. Его правнук  Гаврила Олексич был боярином св. князя Александра Невского и участвовал в  Невской битве, что подтверждают летописи.

Collapse )
С_с
  • a_i_z

Не припомню русского романа, в котором хоть один из персонажей посетил бы картинную галерею...

Летом 1917 года Сомерсет Моэм срочно прибыл в революционный Петроград.
Сейчас уже не тайна, что литератор Моэм был агентом британской разведки
и целью его секретной миссии было сохранение у власти никчёмного Временного правительства, которое не дало бы России выйти из войны.
Миссия его провалилась: в октябре власть взяли большевики и в начале ноября агент Моэм бежал из России.

Шпион-писатель прожил в России чуть больше 4 месяцев и занимался не только политикой, но и литературой... русской.
Результатом этих занятий стала его «Записная книжка», в которой он разнёс по кочкам русскую литературу.

Что "Ревизор"-де - одна-единственная банальная пьеска, в которой заключается вся русская классическая драматургия.
Таким образом, "Ревизор" для русских - это и Шекспир, и Голдсмит, и Шеридан.
Что русским романам недостаёт юмора, а "культ страдания" в русской литературе у него вызывает ужас. Ну и так далее.

Но почему-то зацепила меня фраза:
Не припомню русского романа, в котором хоть один из персонажей посетил бы картинную галерею

Начала вспоминать хоть одного английского персонажа, который бы "посетил картинную галерею"?
И - не вспомнила. Если кто знает – расскажете?

     Collapse )
С_с
  • a_i_z

Пушкин и Ленин

Пока не ушли далеко от темы Петров-Водкин очень любил Пушкина...
И это правда, потому что у Петрова-Водкина стихи Пушкина читает даже... Ленин.

В январе 1924 года, когда умер Ленин, Петрова-Водкина откомандировали делать зарисовки у гроба Ильича для журнала «Красная нива».
Которые потом сложились в картину «У гроба Ленина»

    

А художник, говорят, после этого захотел написать портрет Ленина.
И написал – к 10-летию смерти Ленина – в 1934 году.

    

       Collapse )
С_с
  • a_i_z

Страстной четверг, или Возвращение поцелуя

    

    Как с древа сорвался предатель ученик,
    Диявол прилетел, к лицу его приник,
    Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной
    И бросил труп живой в гортань геены гладной...

    Там бесы, радуясь и плеща, на рога
    Приняли с хохотом всемирного врага
    И шумно понесли к проклятому владыке,

    И Сатана, привстав, с веселием на лике,
    Лобзанием своим насквозь прожёг уста,
    В предательскую ночь лобзавшие Христа.

       Collapse )
С_с
  • a_i_z

Он бодро, честно правит нами

Обычно тема "поэт и царь" ассоциируется с «золотым веком» поэзии, то есть c пушкинским временем, первая половина 19 века.
В начале 20-го был Cеребряный век с огромным числом поэтов,
но там взаимоотношение царь-поэт обычно рассматривается просто: кто из поэтов принял революцию 1917, а кто не принял...

Да, после революции 1905 года Николай II схлопотал от поэтической братии по полной.
"Стоят три фонаря для вешанья трёх лиц: середний - для царя, а сбоку - для цариц",
"Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима, наш царь – кровавое пятно..."

Потом про царя вроде как и забыли, но царь был рядом во времени и пространстве,
а в 1917 царь схлопнулся и Серебряный век - за ним...

Пушкину было легче ужиться с царизмом, чем его собратьям из Серебряного века.
У Пушкина монаршая власть была всегда. И до него. И ещё 80 лет после.

   Collapse )

Память. 20 век. Сергей Львович Пушкин

Сорок пять лет назад, в Петербурге, называвшемся тогда иначе, 19 марта 1975 года  в девятом часу вечера завершился жизненный путь Сергея Львовича Пушкина.

Сергей Львович Пушкин. 1971 г.
Сергей Львович Пушкин. 1971 г.

Он родился 20 августа 1900 года в Костроме в семье Льва Львовича Пушкина (1861-1910), троюродного племянника поэта по костромской линии,  и Антонины Петровны, урождённой фон Ротаст (1876-1959), став первым из семерых их детей. 

Collapse )

Лица минувших эпох. Василий Львович Пушкин


Василий Львович Пушкин (22.08.1854, Новинки Костромской губ. – 17.12.1928, Кострома, где и похоронен), офицер, подполковник в отставке, принадлежал к костромской ветви рода Пушкиных, он был третьим из  семерых выживших детей Льва Александровича Пушкина (1816–1888) и его жены Елизаветы Григорьевны, в девичестве Текутьевой (1825-1907).

Collapse )
Вышка_светит

Штрихи к портрету


Первое полное издание переписки князя Петра Андреевича Вяземского (1792 — 1878) с Эрнестиной Федоровной Тютчевой (урожд. Пфеффель, 1810 — 1894), второй женой Федора Ивановича Тютчева — оригинальных французских текстов и их перевода — прежде всего замечательный памятник эпистолярной культуры, ориентированной прежде всего на образцы XVIII столетия — непринужденного общения, сообщения новостей в переплетении с краткими остроумными заметками, игрой слов и мыслей.
В этом смысле разве что уступкой требованиям времени или, быть может, следствием ложных представлений об этих требованиях, с учетом того, что книга вышла тиражом в 300 экземпляров, хоть и рассчитанная, как говорит издательская аннотация, на «широкий круг читателей» — может служить настойчивое указание на первостепенный интерес этой переписки с точки зрения характеристики отсутствующего собеседника, Федора Ивановича Тютчева, и его отношений с Эрнестиной Федоровной. И для того, и для другого предметов любопытства собранные в издании письма дают, и правда, немало сведений — но, право, интерес к Вяземскому и к тому, кто был на протяжении изрядного срока, в 1849 — 1854 гг., одним из основных его корреспондентов, вполне самодостаточен.
Разумеется, это переписка людей «своего времени», продолжающих длить его в то время, когда преобладающие в шуме времени уже сделались иными. Вяземский предстает уже обломком былого — в письмах 1850-х сравнивает собеседницу с мадам де Савиньи, припоминает по ассоциации романы Лафонтена или, откликаясь на смерть Николая I, сразу же вспоминает кончину его брата в Таганроге — часть его собственной, личной памяти. Собственно, это заставляет вновь вспомнить о сосуществовании во времени разных пластов культуры — тот мир франкоязычной дворянской культуры, который вытесняется из публичного пространства уже в 1820 — 1830-е годы и постепенно уходит из эпистолярия новых поколений, во многом принадлежащих той же среде, рожденных в 1810 — 1820-х годах — вполне продолжает существовать в придворном обиходе, в общении как обломков прежних поколений, так и новых — из тех, кто ориентирован на это, ранее синонимичное «хорошему», общество — тогда как голос времени звучит уже совсем иначе (равно как позднейшая толстовская проза уже зазвучит в переписке современников второй половины 1840-х гг.).
...


Полностью: https://regnum.ru/news/2592367.html
Странник

Здесь закатилось

Солнце русской поэзии.

В 1727 г. для секретаря кабинета Петра I И. А. Черкасова на набережной Мойки, на участке дома № 12, было возведено небольшое каменное здание. Иван Антонович Черкасов, начинавший службу в столице канцеляристом при А. В. Макарове, тайном кабинет-секретаре Петра I, построил свои палаты, вероятно, не позднее 1727 г.
Начиная петербургскую карьеру в 1712 г., в те годы он и не помышлял о таком жилище, обращаясь к царю с прошениями о прибавке жалованья: "Зима, Государь, приходит, а одеть себя и семьи своей нечем; домишка развалился, а поправить его и обогреться нечем же". Со временем Петр оценил его способности и усердие, пожаловав ему в 1723 г. деревни с крепостными душами. Только тогда у Черкасова появилась возможность обзавестись большим трехэтажным домом на Мойке, сделанным, по свидетельству современника, "целиком из голландского кирпича".
"На Адмиралтейском острову, за Мьею (Мойкой) речкою, против старого зимнего дворца стоящий каменной дом в три апартамента (в три этажа) бывшего кабинет-секретаря Ивана Черкасова со всеми каменные своды имеющими палатами и с прочим деревянным строением имеет быть продан", - сообщают "Санкт-Петербургские ведомости" в 1737 г.

Санкт-Петербург. Наб.Мойки, д.12 (1)
Позже, в 1740-е гг., при Елизавете Петровне, когда Черкасов стал важным сановником, дом был перестроен. В 1762 г. в нем жил Бирон, фаворит Анны Иоанновны, - к тому времени уже опальный, отстраненный от государственных дел.
В начале XIX века произошла еще одна перестройка здания, изменившая его архитектуру, в особенности фасад.
В 1806 г. дом перешел во владение князей Волконских. В 1826 г. Сергей Григорьевич Волконский как один из руководителей Южного общества декабристов был приговорен к двадцати годам каторги.
С середины 1830 гг. хозяйкой дома стала Софья Григорьевна Волконская, сестра декабриста. После ссылки Сергея Григорьевича семья распалась, Волконские начали сдавать квартиры внаем.


Санкт-Петербург. Наб.Мойки, д.12 (2)
12 сентября 1836 г. сюда переехала семья Пушкиных. В договоре о найме квартиры сказано: "Нанял я, Пушкин... весь от одних ворот до других нижний этаж из одиннадцати комнат состоящий со службами, как-то: кухнею и при ней комнатою в подвальном этаже, взойдя во двор направо; конюшнею на шесть стойлов, сараем, сеновалом..."
(Архитектор К. Д. Халтурин, работая в 1973 г. над проектом реставрации архитектурно-бытового интерьера квартиры Пушкина, обратил внимание на ошибку писца в расстановке знаков препинания в тексте договора, на долгое время исказившую представление об истинном местоположении кухни. На самом деле кухня находилась не во дворе, а непосредственно под буфетной пушкинской квартиры).
После трагической смерти поэта его жилище на протяжении всего XIX века постоянно меняло хозяев. Владельцами комнат поочередно становились Дворянский земельный банк, канцелярия контроля Николаевской железной дороги, жандармское охранное отделение...
В 1925 г. в пушкинской квартире был создан музей. Но к тому времени пушкинской квартиры уже не существовало: при перестройке здания в 1910 г. была уничтожена парадная лестница, посередине квартиры прошел длинный коридор, новая лестница отделила две комнаты от остальной части квартиры. В основу создания музея лег план, сделанный Жуковским в феврале 1837 г., уже после смерти поэта. Жуковский хотел сохранить хотя бы на бумаге вид и планировку пушкинской квартиры. Правда, план Жуковского фиксировал лишь расположение комнат и почти ничего не рассказывал о том, как они выглядели.
В 1937 г., к столетию со дня гибели Пушкина, на основе плана Жуковского были восстановлены семь комнат пушкинской квартиры в их первоначальной планировке. В 1965 г. уже не только кабинет поэта, но и другие комнаты стали такими, какими они были или могли быть при жизни Пушкина.
В 1880-1890 гг. архитектор Н. Л. Бенуа создал ряд текстовых памятников. Среди них мемориальная доска А. С. Пушкину на доме № 12 по наб. Мойки. Очевидно это первая среди именных досок Санкт-Петербурга, датируется 1880 г. Надпись на доске: "В этом доме 29 января 1837 года скончался Александр Сергеевич Пушкин". Мраморная доска возобновлена в 1949 г.

http://www.citywalls.ru/house2784.html
С_с
  • a_i_z

Сеанс разоблачения, или Чуда не вижу я тут...

В 1829 году в свет вышла «Илиада» Гомера в переводе Николая Гнедича, друга Пушкина.
Пушкин так впечатлился его переводом, что вскоре написал стихотворение элегическим дистихом -
размером, заимствованным из античной поэзии:

     Урну с водой уронив, об утёс её дева разбила.
             Дева печально сидит, праздный держа черепок.
     Чудо! не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой;
             Дева, над вечной струёй, вечно печальна сидит.



Царскосельская фонтанная статуя, воспетая Пушкиным (и позже - Ахматовой) изображает Перетту из басни Лафонтена "Молочница и горшок".
Она была установлена летом 1816 года, скульптор П.П. Соколов.

А когда в 1861 году в руки к А. К.Толстому попала книга Пушкина с этим дистихом,
то насмешник-граф незамедлительно спустил поэта с небес на землю:

Чуда не вижу я тут. Генерал-лейтенант Захаржевский,
В урне той дно просверлив, воду провёл чрез неё.


              Collapse )