evfimi wrote in pushkinskij_dom

Categories:

Натали...

День рождения Натальи Гончаровой-Пушкиной

На мой взгляд, это лучший портрет Натальи Пушкиной
На мой взгляд, это лучший портрет Натальи Пушкиной

Ты – словно первый солнца луч,когда весною ранней
Пронзает он унылость туч, ворвавшись в день хрустальный.
Так в жизнь его ты ворвалась и ослепила светом.
Скажи, откуда ты взялась, любимая Поэтом!?
Прищур чуть-чуть косящих глаз – прозрачный и наивный,
И слышится сквозь горечь фраз твой детский смех невинный.
Покатость хрупких юных плеч и в пол-обхвата талия.
Кого могла ты не увлечь, прекрасная Наталия?!
Тебя природа создала из воздуха и света,
Чтоб вечной музой стать могла великого Поэта.
А он тебя боготворил, коленопреклоненный,
Тобою жил, дышал, творил и звал своей Мадонной.
Он величал тебя всегда добрейшей женкой Ташей,
Но в грязь народная беда втоптала чувства ваши.
Историей осуждена нести вину посмертно.
Скажи, а в чём твоя вина и так ли уж безмерна?!
И под каким таким грехом склонилась ты безвинно,
Что заклеймить смогла стихом Цветаева Марина?!
И хоть вину в его судьбе тебе простить не склонны,
Я знаю – он любил в тебе не только лик мадонны!
Ольга Бажина

И ещё одно «Слово о Наталье Гончаровой»

     В 1831 году Александр Сергеевич Пушкин привёз свою молодую супругу   Наталью Гончарову в Петербург. Первый выход " в свет " будущей первой   красавицы северной столицы был в салоне Долли Фекельмон , урождённой   Дарьи Хитрово внучки М. И. Кутузова. 

     "Поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого сердца.   Тонкая, стройная, высокая, лицо Мадонны, очень бледное с застенчивым   выражением, глаза зеленовато-карие, прозрачные, взгляд чуть косящий,   неопределенный... Есть что то странное и трогательное во всём её   облике —    эта женщина не будет счастлива, я в этом уверена! Она носит  на  челе печать страдания.
     Сейчас все от неё в восторге, все ей  улыбаются, жизнь открывается перед  ней блестящая, великолепная... Но я  вижу как клонится её голова, какой  болезненный контраст между буйным  сверкающим талантом её мужа и её  таинственной меланхолией... Всё это не  предсказывает спокойствия и  тихих радостей... Они не будут  счастливы..."
                                                       Из дневника Долли Фикельмон 12 ноября 1831

     Когда я был юн и... глуп, больше всего меня поражало, что жена Пушкина  потом сменила фамилию. Вышла снова замуж – понятно, ей так и перед  смертью А.С. завещал.
    Но отказаться от фамилии Пушкин! Её новый  муж был умным человеком, жену обожал, он бы понял. Формальный обычай?  Это можно было решить, и царь бы поддержал.
    Но Н. даже не сделала попытки. По младенчеству я был убеждён – бездумная кукла так и не поняла за кем она была замужем.

 Лишь потом, потеревшись по дням, и погрузившись в документы, в  мемуары врагов и друзей пришло ко мне понимание – всё с точностью до  наоборот. Она сменила инициальность именно потому, что слишком  понимала. 

   После дуэльной трагедии общество выдало стандартный "жалкий лепет  оправдания", царь выразил сожаление и заплатил денежные долги, Дантес  укатил в Европу навстречу долгой безмятежной жизни, почестям и  богатству. 

На неё, виновную лишь в младенческой неопытности, обрушился главный  суд современников, а затем – потомков. И она приняла его молча. Её мужа,  защитника, великого Пушкина, больше не было рядом с ней, хотя он сделал  всё, чтобы очистить её доброе имя. Но его не услышали даже те, кому сам  Бог велел... Даже чуткие из чутких собратья по перу. 

   Будучи виновной лишь в полудетской доверчивости, добром  простодушии, отсутствии мужских волевых качеств, она молча пошла через  голгофу исторического суда, приняв на себя его убийственную тяжесть,  смиренно не сказав ни одного оправдательного слова, смиренно сняв с себя  великую фамилию, оставив её детям, но признав своё недостоинство. 

Эта женщина была воплощённой женственностью. Не только потому, что  она была хорошей женой и великолепной матерью (растила 7 детей). Став  Ланской, она полностью погрузилась во второй брак, ненавязчиво сказав,  что способна дать счастье, способна к предназначению и почуяв истинно  предназначенное ей... И после ужасающих горестей была награждена  настоящим житейским счастьем.  

   Подвиг тихого приятия страдания, смирения и красоты в коей чуется сила великой женщины...  

…Пушкин был велик по-иному. Его путь был путь великих страстей И брак  с тихой, удивительной Гончаровой был путь его страстей – от начала до  конца.
Лев Горбунов

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded