a_i_z (a_i_z) wrote in pushkinskij_dom,
a_i_z
a_i_z
pushkinskij_dom

Categories:

«Атанде-с!», или Как граф Гудович свой след в литературе оставил...

Что наша жизнь? – Игра! Так – в опере «Пиковая дама», у Пушкина этой фразы нет,
хоть и сам он игроком был заядлым, и сюжет «Пиковой дамы» вокруг игры вертится.
Как начинается игрой в карты у конногвардейца Нарумова, так и заканчивается игрой в доме у «славного Чекалинского,
проведшего весь век за картами», где Германн как раз обдёрнулся:
поставил даму вместо туза ( - Дама ваша убита, сказал ласково Чекалинский...)

А это всем известный эпиграф к главе VI:
- Атанде!
- Как вы смели мне сказать атанде?
- Ваше превосходительство, я сказал: атанде-с!

     
Сейчас начисто забыто такое речевое явление - говорить со словоерсами,
то есть прибавлять к концу слова частицу «съ» («Ъ» уйдёт с конца слов после реформы языка 1918 года).

А в русской литературе 19-го века без словоерсов не обходились, собственно, как и в жизни.
Частицу «с» прибавляли к концу слов для придания речи оттенка подобострастия, уважения, вежливости, а также иронии...
Соседи почему Онегина невзлюбили?
Не только потому, что он – раз! – на донского жеребца и был таков, как только они в гости к нему стучатся.
Онегин проявлял крайнюю непочтительность в разговорах: не добавлял, как было общепринято - к «да» и «нет» частицу «с».

"...Он дамам к ручке не подходит;
Всё да, да нет; не скажет да-с
Иль нет-с."
Разумеется, после такого был объявлен неучем и сумасбродом.

И, понятно, что старый камердинер в «Пиковой даме» подобострастно отвечает графине с обязательными словоериками: - никак нет-с; тихо-с...

А вот воспитаннице Лизе (зависимой в доме, не барыне) мамзель из модной лавки передаёт записку запросто, без словоерсов: - нет, точно к вам! (записка), - извольте прочитать!

В то время как Настя, дворовая девушка Лизы Муромской говорит со своей барышней (госпожой) как положено: - не знаю-с; позвольте-с, расскажу всё по порядку...

Граф Гудович

Выкрик «атанде!» в карточной игре означал «стой; не мечи далее; я ставлю».

В эпиграфе к 6-й главе «Пиковой дамы» Пушкин остроумно обыграл старый анекдот про графа Гудовича, рассказанный ему князем П. А. Вяземским.

Граф Иван Васильевич Гудович прожил долгую и прославленную воинскими подвигами жизнь.
С 1809 по 1812-й был генерал-губернатором Москвы. Ушёл в отставку по состоянию здоровья в 1812 году до наполеоновского нашествия.
Скончался в 1820 году в возрасте 79 лет в чине генерал-фельдмаршала.

От Вяземского Пушкин вот что услышал.
Граф Гудович, получив чин полковника, перестал метать банк (брать и вскрывать карты, сдаваемые понтёрам) своим сослуживцам.
Потому что в любой момент могло раздаться «атанде!», и этот выкрик мог прозвучать от «какого-нибудь молокососа-прапорщика».
Гудович счёл непозволительным и нарушающим правила хорошего тона, когда старший по чину подвергает себя такому - практически повелительному - требованию от младшего по чину.

Вот так и оставил свой след в мировой классической литературе граф Гудович.
Как слово наше отзовётся...
Его нежелание слышать обычное «атанде!» от младшего по чину отозвалось гениально - с помощью Александра Сергеевича и словоерика.
Tags: "Пиковая дама", Вяземский П. А., любопытное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments