sozercatel_51 (sozecatel_51) wrote in pushkinskij_dom,
sozercatel_51
sozecatel_51
pushkinskij_dom

Окололитературные апокрифы


Разговорчики Пушкина
"Имя вам Легион"
Однажды Троцкий попросил Пушкина написать ему в альбом. Но поскольку такового под рукой не оказалось, то он протянул поэту 20-й том своей литературной критики.
Пушкин, немедля, отписал ему по-французски: «Votre nom est Légion car vous êtesplusieurs. A. Pouchkine». («Ваше имя - Легион, ибо вас - много!»)
- Отчего же именно Легион, Александр Сергеевич? - спросил Пушкина Троцкий, вознамерясь поставить собеседника в двусмысленное положение.
- Да все оттого, любезнейший Лев Давидович, - отвечал ему Пушкин, - что по нынешней моде фамилию «Троцкий» берет себе на Руси каждый пятый, а каждый десятый – «Бронштейн».

*     *     *
Дуплет
Однажды подлец Радек подкатился в бильярдной к Пушкину и чтобы привлечь внимание прочих игроков и зрителей, громко спросил:
- Ну что, Александр Сергеевич, не надумали еще поменять свою фамилию на «Троцкий»?
- Да вот жду не дождусь, когда Лев Давидович свою фамилию на «Джугашвили» поменяет, - ответил ему небрежно Пушкин, загоняя красного дуплетом в угол.
В тот же день острота Пушкина стала известна обоим вождям.
*     *     *
Литературоведческое

"Булгаринская ода" Пушкина
Когда Пушкин пробуждался ото сна, то первым делом спрашивал своего слугу Никиту Козлова:
- А что, Никита, жив ли еще Ильич? Не напала ли на него какая хворь?
- Жив-жив, - бурчал себе под нос Никита. – Чего ему сделается. Ленин всегда живой.
- Любо! – говорил в ответ Пушкин, а слуга Никита Козлов выносил за барином горшок.
Пушкина установившийся ритуал бодрил. Однажды он написал по сему поводу шутливую оду «В тебе и во мне» и подписав ее «Фаддей Булгарин», пустил в самиздат.
Булгарина за нее потом долго таскали по инстанциям.
Легализовалась «булгаринская» ода Пушкина, до того ходившая в списках, лишь после смерти товарища Сталина, в раннехрущевские времена: в 1955 году ее слегка отредактировал ярославский дворянин Лев Ошанин, придав ей известной серьезности и даже величавости, а калужский мещанин Серафим Бобоедов-Туликов положил ее на музыку.
Песня настолько полюбилась советскому народу, что ее стали ежедневно исполнять по радио и телевидению.
Особенно
ее любили петь хором гости новогодних "Огоньков".


Tags: актуальный Пушкин, творчество сообщников
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments