June 16th, 2020

Вышка_светит

Наш человек!

МОСКВА, 13 июля 2019, 08:52 — REGNUM Министр культуры России Владимир Мединский вручил российский паспорт известному американскому переводчику Джулиану Генри Лоуэнфельду, известному своими переводами Александра Сергеевича Пушкина, об этом 12 июля сообщается на официальном сайте минкульта.
...
Напомним, Джулиан Генри Лоуэнфельд является известным американским поэтом, драматургом, композитором, переводчиком и юристом. В ученой среде он считается одним из лучших переводчиков Пушкина на английский язык.
...


Полностью: https://regnum.ru/news/cultura/2665294.html

Книжная полка Татьяны Лариной

Оммаж Пушкину

...я так люблю
Татьяну милую мою!
А. С. Пушкин, «Евгений Онегин», IV.XXIV


Татьяна Ларина, созданная воображением А. С. Пушкина, — одна из первых героинь мировой литературы, которые сознательно выстраивают себя по цитатам из чужих книг, примеряют на себя образы и сюжеты прочитанных романов. В наши дни это не новость: мода давно стала одним из мощнейших механизмов, регулирующих поведение людей. Образцы для подражания порождаются в промышленных масштабах, и каждый год, если не каждый месяц генерируются образы, которые задают для потребителя спектр возможного поведения, показывая, как нужно жениться, ходить на собеседования, устраивать девичник или вести себя на свидании. Этим в большей степени занимается сейчас не литература, а кино, телевидение, соцсети и глянец, однако у истоков этого процесса стоит классическая литература, которая стала классической, потому что задала стандарт поведения на века. К таким произведениям относится и роман Пушкина «Евгений Онегин».
Человек как существо социальное всегда живёт в обществе и действует по его нормам — в любую эпоху люди играют в игры, создают собственную личность в соответствии с нормами и образцами своей эпохи. Но если в традиционных обществах норма задаётся мифами, например, в христианской культуре — Библией, то в XVIII веке в Европе происходит перелом. Американский исследователь Роберт Дарнтон в своей книге «Великое кошачье побоище и другие эпизоды из истории французской культуры» показывает, что Жан-Жак Руссо был первым автором, чью книгу «Юлия, или Новая Элоиза» (1757–1760 гг. издания) стали читать так, как прежде читали Библию: подражать героям, относиться к ним, как к живым людям. По «Новой Элоизе» писали письма, влюблялись, женились, обустраивали быт. Ещё одним влиятельным источником образцов поведения стал роман И. В. Гёте «Страдания юного Вертера» (1774 год издания): подражание дошло до того, что молодые люди стрелялись от любви так, как это делал Вертер. Марина Цветаева сто лет спустя писала, что закон для поэта только он сам и его работа со словом, и даже если бы Гёте знал, что его книга будет стоить жизни этим людям, он всё равно должен был её публиковать.
Образ Татьяны Лариной — одна из первых в мировой литературе попыток осмысления этого нового в тот период опыта. В Татьяне Лариной сливается несколько линий взаимодействия текста, автора и читателя: Татьяна героиня романа, которая сама читает романы и подражает им; Татьяне подражают русские читательницы Пушкина; Пушкин уверяет в своей книге, что Татьяна — реальный человек, а с Онегиным он вообще знаком лично.
Чтобы видеть эту игру смыслами на разных уровнях, нужно хорошо знать литературу той эпохи. Современный читатель «Евгения Онегина» сталкивается с тем, что ему зачастую непонятны не только реалии дворянского быта двухсотлетней давности, но и реалии тогдашней культуры. Что за романы читает Татьяна? Насколько они популярны? Татьяна одна такая во всей России или барышня с французской книжкой в руках есть в каждой дворянской усадьбе? Чтобы лучше понимать текст, нужно знать ответ на эти вопросы, хотя бы приблизительно, хотя бы для себя. Чтобы очертить возможные ответы, и написан этот текст.
Заметки, которые приведены дальше, связаны между собой единством времени и места.
Это небольшие эссе о книгах, которые читала или могла прочитать Татьяна Ларина, однако увиденные из века двадцать первого. Современному читателю они дадут представление об образах и образцах, которые тогда составляли культурный фон эпохи, и позволят составить собственное мнение о том, как и почему уездная барышня Ларина попала в их число.
Collapse )

Происхождение фамилии Пушкин

Фамилия Пушкин относится к распространенному типу славянских семейных именований, образованных от личных прозвищ.

У славян издревле существовала традиция давать человеку прозвище в дополнение к имени, полученному им при крещении. Неисчерпаемый запас прозвищ позволял легко выделить человека в обществе.

Исследуемая фамилия образована от прозвища дальнего предка по мужской линии Пушка, которое, вероятно, восходит к названию артиллерийского орудия. Таким образом, прозвище Пушка могло отражать профессиональную деятельность родоначальника фамилии и принадлежать либо пушкарю, либо рабочему на заводе, который занимался отливом пушек. Пушкарь – старинное название русского артиллериста (с начала XV в.). Служба пушкарем была пожизненной и переходила от отца к сыну; в нее вступали, особенно в начале, вольные люди всех сословий. В мирное время пушкарей отправляли на разные крепостные и гарнизонные службы. Они получали хлебное жалованье, имели в городах свои дома, занимались торговлей и ремеслами; все они, во главе со своими головами и сотниками, находились в ведении Пушкарского приказа. Жили пушкари в Москве по особым слободам (Пушкарским), а в городах – по крепостям.

Однако возможно, что прозвище Пушка было образовано от диалектного значения слова «пушка». Так, в говорах Урала «пушкой» называли тучного человека. Полнота на Руси считалась показателем достатка и здоровья, а потому это качество старались всячески подчеркнуть, в том числе и личным именованием. Вероятно, и прозвище Пушка могли дать дородному, пышущему здоровьем человеку.

Общепринятая модель русских родовых именований сложилась не сразу, однако уже к началу XVII века большинство фамилий образовывалось прибавлением к основе – имени или прозвищу отца – суффиксов -ов/-ев и -ин, постепенно ставших типичными показателями русских семейных имен. По своему происхождению такие именования являлись притяжательными прилагательными, отчествами. Таким образом, потомки человека с прозвищем Пушка могли получить фамилию Пушкины. Известен дворянский род Пушкиных, родоначальником которого считается сын Честеня Радши, Григорий Александрович Пушка. Потомки этого рода Пушкины, служили боярами, наместниками, посланниками, стольниками, воеводами, окольничими и в иных знатных чинах. Самый знаменитый представитель рода – А.С. Пушкин – вошел в историю страны как выдающийся русский поэт, драматург и прозаик, реформатор русского языка и литературный критик. Его тексты считаются эталоном русской литературы.

Когда и где именно прозвание предка легло в основу передаваемой по наследству фамилии, сегодня сложно сказать однозначно, так как процесс формирования русских родовых имен длился столетиями. Однако несомненно, фамилия Пушкин является замечательным памятником славянской письменности и культуры.


С сайта Анализ Фамилий
https://www.analizfamilii.ru/