February 19th, 2020

С_с
  • a_i_z

Папенька очень плох, или Литературные няни в произведениях Пушкина

У Пушкина две главных литературных няни.
А реальная - Арина Родионовна - была прототипом и няни в «Онегине», и няни в «Дубровском».
Об этом сам Пушкин напишет в декабре 1824 года в письме к Дмитрию Шварцу, чиновнику канцелярии в Одессе –
«вечером слушаю сказки моей няни, оригинала няни Татьяны;
вы, кажется, раз её видели, она единственная моя подруга - и с нею только мне не скучно».

А ещё с реальной няней можно было и выпить (литературным няням было не до того, надо было разгребать проблемы своих подопечных).
Правда, о том, что у Пушкина звучит вполне безобидно -
«Выпьем, добрая подружка бедной юности моей, - Выпьем с горя; где же кружка? Сердцу будет веселей...»,-
Владимир Набоков сообщает, не расшаркиваясь - Арина Родионовна пивала.
О чём он напишет в «Других берегах».
«В экономках у нас числилась бывшая няня матери...
Про Бову она мне не рассказывала, но и не пила, как пивала Арина Родионовна...»

Возможно, что Набоков основывался ещё и на свидетельствах друга Пушкина поэта Николая Языкова,
который больше месяца гостил летом 1826 года у Пушкина в Михайловском и который вспоминал,
как Арина Родионовна «бражничала с ними».
«Мы пировали... Шумней удалая пирушка. Садись-ка, добрая старушка, И с нами бражничать давай!»
(а было доброй старушке в ту пору под 70 годков).
Ну, это так, к слову, а то образ Арины Родионовны порой делают слишком сусальным...

    Collapse )
ветка

Блок и Пушкин

Статья В.С. Непомнящего на тему Блок и Пушкин «Поэт и толпа», в которой сопоставляются «Пир во время чумы» Пушкина и «Двенадцать» Блока.

Скульптор О.К. Комов
Модель памятника Блоку для Москвы.
Установлен на улице Спиридоновка в 1993 году.



Пушкинскому Дому

Имя Пушкинского Дома
В Академии Наук!
Звук понятный и знакомый,
Не пустой для сердца звук!

Это — звоны ледохода
На торжественной реке,
Перекличка парохода
С пароходом вдалеке.

Это — древний сфинкс, глядящий
Вслед медлительной волне,
Всадник бронзовый, летящий
На недвижном скакуне.

Наши страстные печали
Над таинственной Невой,
Как мы черный день встречали
Белой ночью огневой.
Collapse )