February 16th, 2020

"Станционный смотритель"



 Рекомендую к просмотру или пересмотру этот фильм от 1972 года. Режиссер Сергей Соловьев.  Глубокое прочтение, бережное отношение к тесту Пушкина,  к сюжету этой повести. Не ожидала такого вдумчивого киноповествования от Соловьева, запомнившемуся бойкими фильмами перестройки   "Асса" и  "Белая роза, Черная роза". В роли Дуни снималась непрофессиональная актриса Марианна Кушнерова, студентка киноведческого отделения ВГИКА, будущая жена Сергея Соловьева. Ее красота, серьезность  не могли не пленить даже его, такого знатока и ценителя красивых актрис. Правда, брак оказалася несчастливым - Соловьев на съемках следующего фильма" Сто дней после детства" влюбился в Татьяну Друбич, ставшую его следующей женой. В общем, как в повести " Станционный смотритель" : увлек легкомысленный человек девушку, да не дал ей счастья. В конце фильма, когда Дуня плачет на могиле батюшки своего Самсона Вырина,  венчального колечка на руке у нее нет, несмотря на то, что " барыня красивая и богато одетая, с тремя детьми, няньками и моськами"...

На Кинопоиске у этого фильма до сих пор хорошие рейтинги:  7,646


Анна Ахматова "Пушкин и дети"

Хотя Пушкин сам меньше всего представлял себя «детским писателем», как теперь принято выражаться (когда Пушкина попросили написать что-нибудь для детей, он пришел в ярость…); хотя его сказки вовсе не созданы для детей, и знаменитое вступление к «Руслану» тоже не обращено к детскому воображению, этим произведениям волею судеб было предназначено сыграть роль моста между величайшим гением России и детьми.

Все мы бесчисленное количество раз слышали от трехлетних исполнителей «кота ученого» и «ткачиху с поварихой» и видели, как палец ребенка тянулся к портрету в детской книге, и это называлось — «дядя Пушкин».

«Конька-Горбунка» Ершова тоже все знают и любят. Однако я никогда не слышала «дядя Ершов».

Нет и не было ни одной говорящей по-русски семьи, где дети могли бы вспомнить, когда они в первый раз слышали это имя и видели этот портрет. Стихи Пушкина дарили детям русский язык в самом совершенном его великолепии, язык, который они, может быть, никогда больше не услышат и на котором никогда не будут говорить, но который все равно будет при них, как вечная драгоценность.

В 1937 г. в юбилейные дни соответственная комиссия постановила снять памятник Пушкину в темноватом сквере, поставленный в той части города, которая еще не существовала в пушкинское время, на Пушкинской улице в Ленинграде. Послали грузовой кран — вообще все, что полагается в таких случаях. Но произошло нечто беспримерное: дети, игравшие в сквере вокруг памятника, подняли такой рев, что пришлось позвонить куда следует и спросить, как быть. Ответили: «Оставьте им памятник», — грузовик уехал пустой.

Можно с полной уверенностью сказать, что у доброй половины этих малышей уже не было в то тяжелое время пап (а у многих и мам), но охранять Пушкина они считали своей священной обязанностью.

1965