August 28th, 2014

Дуэль без дуэли

Пушкин и Фёдор Толстой-Американец

В жизни Александра Пушкина есть ряд важных эпизодов, которые в оптике традиционного, господствующего уже полтора столетия «пушкиноцентризма» до сих пор не получили сколько-нибудь удовлетворительного объяснения. К таковым следует отнести и историю острейшего и долгого конфликта поэта с графом Фёдором Ивановичем Толстым (1782–1846).

Знаменитый бретёр и картёжник, герой нескольких кампаний (включая Отечественную войну 1812 года) и друг стихотворцев, граф Фёдор Толстой, родившийся в Москве («в приходе церкви Харитония в Огородниках»), был, без преувеличения, одной из самых замечательных и загадочных личностей того времени. В молодые годы ему довелось участвовать в первой российской кругосветной экспедиции (1803–1806) на кораблях «Надежда» и «Нева» под командой И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского. В ходе драматического путешествия поручика Преображенского полка и кавалера российского посольства в Японию Фёдора Толстого (и это отдельная, доныне очень запутанная тема) высадили на баснословных Алеутских островах, вследствие чего он был принуждён добираться из Русской Америки в Сибирь пешком, через замёрзший Берингов пролив.
Так гвардеец заслужил своё прозвище – Американец.
А вскоре в портрете одного из персонажей «Горя от ума» просвещённая публика легко узнала графа:

Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был,
вернулся алеутом,
И крепко на руку нечист;
Да умный человек
не может быть не плутом.
Когда ж об честности высокой говорит,
Каким-то демоном внушаем:
Глаза в крови, лицо горит,
Сам плачет, и мы все рыдаем…

Collapse )