November 6th, 2013

Человек и государство. У истоков информационной политики



Конструктивное взаимодействие каждого гражданина с государством и властью – неизменное условие построения общества, которое развивается стабильно и предсказуемо. Об этом в разные времена задумывались не только учёные и политики, но и выдающиеся творцы, предвосхитившие знаменитое выражение «Поэт в России больше, чем поэт».

Конкретные проекты, направленные на создание новых источников массовой информации политического характера для формирования как лояльного общественного мнения к руководству страны, так и положительного образа России за рубежом, предлагал в начале 30-х годов XIX века не кто иной, как Александр Сергеевич Пушкин. Сохранилась его переписка 1830–1832 годов с начальником III отделения Александром Христофоровичем Бенкендорфом, где поэт обосновывает полезность и необходимость издания политической газеты «Дневникъ», подчёркивая: «Общее мнение имеет нужду быть управляемо».

Эта инициатива не сразу нашла понимание и поддержку. Вначале было удовлетворено лишь стремление Пушкина быть принятым в Коллегию Иностранных дел, о чём он тут же сообщает Нащокину: «Царь взял меня в службу, т. е. дал мне жалованье и позволил рыться в архивах для составления Истории Петра I. Дай Бог здравия царю».

В 1832-м дали «добро» и на «политический» отдел в газете. Кроме несомненной пользы для читателей, появление общественно-значимых публикаций давало возможность увеличить тираж «Дневника» – политикой на Руси всегда было принято интересоваться. К тому же издания «пушкинского круга», на которые влияли, в частности, Вяземский и Жуковский, отставали по массовости от оппонентов – Сенковского, Булгарина и Греча. И подконтрольная, находившаяся в тесном взаимодействии с III Отделением «Северная пчела» до того момента была единственной из частноиздательской периодики с политическим отделом. Фаддей Булгарин, бывший капитан наполеоновской армии, кавалер Ордена Почётного Легиона Франции, первым заявил свои претензии на формирование общественного мнения в России. Естественно, Пушкина и его товарищей не устраивал такой «наставник русского патриотизма». Остаётся лишь сожалеть, что после двух лет «пробивания» проекта, который всё-таки удался – «Дневникъ. Политическая и Литературная газета» №1 хранится в Пушкинском Доме – издание «не пошло» в силу организационных причин и потому, наверное, что Пушкин всё-таки был более литератором, нежели журналистом. Стоит отметить и то, что наш великий поэт, воспевший свободу, на самом деле строго и ревностно отстаивал идеи государственности – сильной, могучей России. В этом плане его предложение властям – писать о политике, формировать общественное мнение – можно назвать вполне логичным и осознанным: оно вызвано желанием не заработать, а быть полезным Отечеству.

С идеями о необходимости общественно-политических изданий выступали и друзья Пушкина – например, Жуковский. Несмотря на то, что Василий Андреевич – выдающийся поэт и литератор, воспитатель наследника и человек, чрезвычайно близкий императорской семье, это не мешало ему открыто выражать позицию, отстаивать свои убеждения, в том числе – идти на конфронтацию. Он, в частности, упорно доказывал Николаю I невиновность одного из осуждённых декабристов, а в письмах 1832 года Бенкендорфу и самому императору выступил против закрытия журнала «Европейский», где подчёркивает: «Журнал литературно-политический есть для нас необходимость». Он пишет: «Литература есть… одно из сильнейших средств в руках правительства действовать на умы», – и хотя сам не может взять на себя издание, но мог бы быть наблюдателем за ним, согласно с видами правительства, потому что потребность читать существует, необходимо её удовлетворять.

Вскоре власти убедились: когда нет национальных источников информации, при наличии интереса публики к общественно-политическим новостям, к литературе и науке граждане начинают заполнять эту лакуну нелегальной (в том числе, рукописной) периодикой и иностранными изданиями, которые никогда не согласуются полностью с нашими законами, нравами и обычаями.

Collapse )

Источник: http://file-rf.ru/analitics/1007

Пойманная цитата

Авдотья Смирнова   о Петруше Гриневе: "Пример того, как заурядный человек с очень сильной нравственной основой, может додуматься до очень умных мыслей".


Отсюда: http://www.youtube.com/watch?v=PzbxM3tEH-Y