October 24th, 2013

Иллюстрации Лидии Тимошенко. Цветные литографии

О Тимошенко начало здесь и здесь.
Как делают литографию, в частности, цветную.

Поясняю, почему сюжеты повторяются. Дело в том, что в то время, когда создавались эти работы, для полиграфии литография являлась почти единственно оптимальной формой демократического иллюстрирования. Сканеров не было. Полихромные и даже тональные графические иллюстрации воспроизвести было трудно. Офсет был техникой дорогостоящей. Поэтому для многотиражных изданий использовались простые для воспроизведения с помощью высокой печати графические формы иллюстрирования.

Я держала в руках солидное издание "Евгения Онегина" - более дорогое, подарочное, в котором были использованы гризайли Тимошенко.
А эти работы - для издания попроще, чтоб в кармане таскать. :)





Collapse )


Андрей Глоба. "Пушкин". Радиоспектакль

Глоба да не тотЪ. И это правильно.
Автора знаем по переводу вот этой песни (кстати, исполнение здесь, которое я буду рекламировать паки и паки :))
Странно. Хотя в пьесе четко проводится популярная в советское время сомнительная версия "государственного заговора" против поэта, однако она звучит вполне современно и хорошо. Игра актеров прекрасна. Если отбросить некоторые нюансы (Николай І, наверное, все-таки, знал, как произносится слово "инцидент") - то вообще все прекрасно. Дело в том, что Глоба - отличный имитатор, человек, знавший время и главное знавший язык Пушкина. Иногда кажется даже, что эти стихи Пушкин ему подсказал.
В пьесе использованы документальные материалы, она вся пересыпана цитатами из писем, воспоминаний, бесед. Все это зарифмовано в вложено в пушкинский четырехстпный ямб, что создает иллюзию погружения в атмосферу эпохи.


Спектакль Московского театра имени Ермоловой.

Действующие лица и исполнители:

Пушкин - Всеволод Якут
Жуковский - Семен Гушанский
Вяземский - Н. Шишов
Брюллов - Александр Васильев
Наталия Николаевна Пушкина - Софья Павлова
Collapse )

КАЧАЕМ РАЗ
КАЧАЕМ ДВА
КАЧАЕМ ТРИ
КАЧАЕМ ЧЕТЫРЕ

Пушкин в интерпретации Валентина Непомнящего

КЛАССИКА НА TV

Татьяна МОРОЗОВА


18-серийную авторскую программу Валентина Непомнящего "1000 строк о любви", посвященную любовной лирике А.С.Пушкина, можно считать событием не только литературным и телевизионным, но событием в русской культуре вообще. Никогда еще лирика поэта не была осмыслена как единый текст, в котором любовь - главная тема, объединяющая все: от детской игры в любовь в Лицее до жизни и смерти, самых сущностных категорий бытия.

Медленно, шаг за шагом проходит перед нами пушкинская жизнь: его женщины, его романы, его стихи. И как-то незаметно разговор переходит в другую плоскость: что такое любовь вообще, та самая, что "движет солнце и светила".

В начале цикла Непомнящий рассказывает о том, как мама подарила ему хрестоматию античной литературы, как он прочитал ее несколько раз, как до сих пор помнит почти наизусть "Дафниса и Хлою"... Эта история задаст тон всему циклу. Тому, что рассказывает автор о Пушкине, так же веришь, как этому детскому воспоминанию писателя о себе. Слушая о любовях Пушкина, думаешь о себе, о своей жизни. Пушкинский путь - не общий ли для всех нас?

В.Непомнящий - не только один из самых известных исследователей Пушкина, но и, пожалуй, один из самых тонких его телеинтерпретаторов. Однако текст Валентина Семеновича, пусть и самый существенный, - только часть фильма. Виртуозный монтаж, вкус режиссера Нелли Шевченко и редакторов передают, что называется, запах эпохи. Именно легкость, так и хочется сказать, перо режиссера точными штрихами рисует эпоху и превращает рассказчика почти в очевидца. Музыка XVIII века, а потом - всегда со смыслом - и XIX, и XX не просто фон, но содержательная оценка подлинного смысла поступка или события. Вот Вяземский, Жуковский отчитывают молодого Пушкина за разгульную жизнь после Лицея. Но сменяющиеся портреты друзей, их грозные назидания сопровождаются глинковским маршем Черномора. И вся серьезность момента куда-то улетучивается...

Нежные фарфоровые статуэтки, строгие античные статуи, колонны, акварели, картины Ватто, русские пейзажи, море, небо, вечная дорога не загромождают пространство фильма, наоборот, они проясняют мысль автора.
Collapse )

Пушкин. Фрагменты из спектакля Московского театра 1957



Война миновала — и Пушкин поселился на театральной сцене. Главным послевоенным Пушкиным был и остаётся даже после смерти актёр московского театра имени Ермоловой Всеволод Якут. Несколько поколений московских школьников в качестве иллюстрации к урокам литературы получили курчавого поэта из театра Ермоловой.

Пьеса Андрея Глобы, названная без затей — «Пушкин», шла в театре на улице Горького долго и с шумным успехом. Андрей Глоба (1888 — 1964) дерзнул написать о Пушкине трагедию в стихах! Сегодня об этом поэте и драматурге вспоминают нечасто, был он средним стихотворцем, воспитанным на традициях Серебряного века, увлекался восточной поэзией, хорошо воссоздавал её колорит на русском языке. Знал тайны театрального искусства.

Премьера состоялась 5 декабря 1949 года — к 150-летнему юбилею поэта. Пьеса шла во многих городах Советского Союза: Пушкин в те годы стал символом массового Просвещения, им увлекались, и аншлаги на трагедии Глобы никого не удивляли.

Но, конечно, знатокам Пушкина привыкнуть к интерпретациям Глобы было непросто. Известно, что пушкинист Борис Томашевский ушёл со спектакля со словами: «Когда актеры читают Пушкина — это еще куда ни шло. Но когда Пушкин изъясняется стихами Глобы — нет, это выше моих сил». Да и не могло быть иначе: учёный, много лет живший в мире Пушкина, не мог подчиниться авторской воле какого-то современного стихотворца…

Но главную роль Всеволод Якут сыграл действительно отменно. В этом можно убедиться: и на радио, и на телевидении сохранились записи, отрывки. Получился Пушкин мужественный, страстный, ранимый. В год премьеры Якуту было 37 лет — как и Пушкину в последний год жизни, о котором и повествовал спектакль. Прошло пятнадцать лет, актёр постарел, но по-прежнему играл Пушкина. И Пушкин Ермоловского театра стал более мудрым, грустным, пожилым, чем мы привыкли его представлять.

Collapse )