January 12th, 2011

Ktlb H'qdty

"Перед святыней красоты..."

Недавно у sviridenkova нашла пост с прелестными викторианскими гравюрами женских портретов 30-40-х годов 19 века. И, среди изображений англичанок-аристократок вдруг неожиданно увидела ЭТОТ портрет - как неожиданно в чужом городе или чужой стране вдруг встречаешь давно знакомых людей, так и здесь - среди холодных и несколько театральных лиц британских красавиц - вот такую, чисто славянскую женщину, - кажется, даже через черно-белое изображение прорываются яркие краски синих глаз, алых губ, русых волос и нежного румянца...


"Смотрите: в залу Нина входит,
Остановилась у дверей
И взгляд рассеянный обводит
Кругом внимательных гостей.Collapse )

На холмах Грузии


Учительница наша придумала к круглой дате смерти А.С Пушкина организовать поэтический вечер. Мне выпало читать " На холмах  Грузии".  Вообще- то, как признание в любви, это должен  был прочесть мальчик. Но мальчиков, как всегда на подобных мероприятиях, не хватало.

Я сначала наотрез отказалась читать: Тобой, ОДНОЙ тобой. Предложила так: Тобой, ОДНИМ тобой...

Но потом в ходе режиссуры сделали так, что я читаю  вслух письмо- признание,  посвященное мне же.

Проблема решилась- за дело.  И вот, оказалось- ничего не получается. Не читается вслух это стихотоворение... Не можем поймать интонацию.. То рапортую народу, что на холмах Грузии лежит ночная мгла/  чисто метеосводку передаю/, то впадаю в сладчайшую сентиментальность. И осталась всего одна  ночь перед  выступлением.

 Я   в  своей комнате, за окном падает снег, все спят. Чтоб не будить  спящего младшего брата, посапывающего в своей кровати,  начинаю читать  почти  шепотом: На холмах Грузии лежит ночная мгла..

И- о  чудо:  получается!- стихи зазвучали.  Меня окутывает впечатление южной ночи, терпких ароматов, которые запомнились после нашего летнего  семейного отдыха в Сухуми... Я потворяю  несколько раз, убеждаясь, что  опять получается...

 Для меня было первым  сильным впечатлением от звучащего Пушкинского слова, которое  уже само по себе есть то, о чем он пишет. Стихи ожили и стали  реальностью... Попробуйте  это впечатление, прочитав  очень тихо, почти шепотом:

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

       Шумит Арагва предо мною.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
       Печаль моя полна тобою,
Тобой, одной тобой... Унынья моего
       Ничто не мучит, не тревожит,
И сердце вновь горит и любит — оттого,
       Что не любить оно не может.

Ария Ленского из оперы Чайковского Евгений Онегин.

В опере  часто приходится закрывать глаза на то, что Татьяна может оказаться старше, выше, сильнее Онегина, что  певица вообще может быть  толстенькая... Плачидо Доминго  не Ленский, но какое бельканто!  И знаменитые три октавы.  
</lj-embed>